ИНТУИЦИЯ КАК ПСИХОЭВРИСТИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН МНОГОАСПЕКТНОСТЬ ПРОБЛЕМЫ ИНТУИЦИИ ЯВЛЯЕТСЯ ТЕМ ФАКТОРОМ, КОТОРЫЙ ОДНОВРЕМЕННО ОБУСЛОВЛИВАЕТ СЛОЖНОСТЬ ЕЕ ИССЛЕДОВАНИЯ И ВЫЗЫВАЕТ НЕОСЛАБЕВАЮЩИЙ ИНТЕРЕС К НЕЙ

интуиция, психоэвристический, феномен, многоаспектность, проблемы, интуиции, является, фактором, который, одновременно, обусловливает, сложность, исследования, вызывает, неослабевающий, интерес

ИНТУИЦИЯ КАК ПСИХОЭВРИСТИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН

Многоаспектность проблемы интуиции является тем фактором, который одновременно обусловливает сложность ее исследования и вызывает неослабевающий интерес к ней. Одним из таких "привлекательных" аспектов выступает взаимосвязь интуиции с бессознательными процессами. Не имея возможности детально раскрыть в этой книге проблему бессознательного1, мы остановимся на ней в связи с анализом психоэвристической сущности интуиции, тем более что категориальный аппарат исследователя интуиции включает такие понятия, как "неосознанное", "бессознательное", "сознание", "психика" и т.п. Вполне понятно, что однозначного определения этим процессам на страницах данной книги дать невозможно. Мы видим свою задачу в том, чтобы ознакомить читателя с некоторыми распространенными концепциями, попытаться проанализировать феномены интуиции и бессознательного, которые нельзя упрощенно отождествлять.
ТВОРЧЕСКОЕ МЫШЛЕНИЕ И ПРОБЛЕМА БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО

В современной литературе по эвристике тезис о важной, более того, доминирующей роли бессознательного (подсознательного) в творческой деятельности стал, по существу, тривиальным. И это отнюдь не дань фрейдовской теории "вытесненного бессознательного", а следствие все возрастающего интереса исследователей к серьезным научным разработкам проблемы в до- и постпсихоаналитический период, дающим основание рассматривать феномен бессознательного в качестве "источника творческого процесса" (В. А. Энгельгардт).

Анализируя структуру творческого мышления, исследователи неизменно выделяют тот его этап (уровень)2, обычно именуемый "пассивным", или периодом "отдыха", который наступает вслед за длительным (как правило, безуспешным) этапом решения задачи обычными методами логического анализа. Именно в этот момент, как полагают, происходит активизация тех форм психики, которые нельзя отнести к деятельности сознания в строгом смысле этого слова.

Один из основоположников теории творчества, А. Пуанкаре назвал это "ненормальной мозговой деятельностью", при которой исследователь как бы раздваивается на два "Я": "Я" – сознательное" и "Я" – бессознательное" (сублимальное), связанное прежде всего с "тонкой интуицией". Сознание, по его мнению, требует дисциплины, строгости и четкой методики. Бессознательное же, напротив, избавлено от столь жестких ограничений и связано со свободой и творческим поиском. Данная точка зрения получила в дальнейшем весьма широкое распространение. Бессознательное характеризуют как "скрытый процесс, возможности которого значительно превосходят механизмы осознаваемой интеллектуальной деятельности. Эти скрытые механизмы, согласно многочисленным данным, связаны с творческими процессами, с актами мгновенного "озарения", "прозрения", такими, как интуиция, явление инсайта и др."3

Любопытно и вместе с тем знаменательно то, что оба эти высказывания, разделенные временным интервалом в три четверти века и колоссальным сдвигом в плане развития науки, не имеют по существу дистанции позитивной, смысловой. Факт устойчивости концепции вполне очевиден. Многие специалисты в области эвристики, признающие реальность бессознательных форм психического отражения, независимо от их собственной философской и психологической ориентации объединены стремлением подчеркнуть примат бессознательного над сознанием в сфере творческой деятельности. Эта тенденция становится теоретической основой построения различных структурно-функциональных моделей творческого мышления и разработки методов его стимуляции. Один из них – метод психоинтеллектуальной генерации (ПИГ), предложенный учеными Института кибернетики АН Грузинской ССР, основан как раз на "перекачке" информации из сферы бессознательного в сферу сознания.

В основу модели эвристического мышления положена гипотеза о квантово-волновой структуре когерентного мозга, позволяющая, по мнению авторов, в материалистическом плане наметить философское решение вопросов о природе бессознательного, сущности интуиции и т.п. Сознание и бессознательное рассматриваются как различные виды мозговой активности, условно именуемые С-мышлением и Q-мышлением, управляемые соответственно С-нейронами и Q-нейронами. На вопрос, где зреют новые мысли и что является источником продуктивного мышления, дается четкий ответ: в основном в Q-структурах, в которых переработка информации носит "глобально-интегральный" характер в отличие от "локально-элементарной" деятельности сознания. Сами же бессознательные процессы представляют собой "обычные реальные физические процессы, связанные с взаимодействием в 4-мерных решетчатых нервных сетях множества когерентных волн-сигналов, описываемых квантово-волновыми информационными функциями. Неосознаваемость этих процессов связана не с тем, что это какие-то мистические, потусторонние процессы, а с тем, что в них событиям внешнего мира сопоставляются не вероятности, а амплитуды вероятностей"4.

Такова суть концепции и построенной на ее основе структурно-функциональной модели интеллектуальной деятельности, способной, по мнению авторов, описать систему взаимодействия различных уровней психического отражения, раскрыть специфику творческого мышления и дать философско-материалистическое объяснение природы этих явлений.

Несмотря на то что многие современные исследователи проблем творчества решительно перенесли акцент с бессознательной деятельности на сознательную, реальность бессознательных компонентов в системе творческой деятельности отнюдь не вызывает у них сомнений. Более того, именно бессознательная (скрытая) сторона данного процесса требует, по их мнению, дальнейших углубленных исследований. И если в оценке доминирующих факторов различных форм психоинтеллектуальной деятельности, реализующих творческий процесс, мнения ученых разошлись, то неосознанный характер интуиции принято считать одной из характернейших ее черт. С бессознательной (подсознательной) деятельностью так или иначе связывают интуицию И. В. Бычко, В. Ф. Горбачевский, В. Н. Дубровин, Е. С. Жариков, В. Н. Колбановский, И. К. Родионова, А. Г. Спиркин, В. П. Тугаринов, А. Е. Шерозия, В. А. Энгельгардт и др.

Итак, перед современными исследователями стоит дилемма: либо "пассивность" сознания на определенном этапе творческой деятельности – лишь психическая иллюзия, либо мыслительный процесс действительно смещается в сферу бессознательных форм психического отражения. Если справедлив первый тезис, то как объяснить отсутствие сознательного контроля над некоторыми формами творческого мышления, и прежде всего интуиции? Признание же справедливости второго тезиса требует внесения существенных корректив в теорию психического отражения и теорию познания, поскольку допускает возможность реализации высших форм интеллектуальной деятельности на уровне бессознательной психики. Данная проблема имеет не только психологическое и гносеологическое, но главным образом методологическое значение. Во всяком случае в решении вопроса о психических механизмах феномена интуиции это представляется вполне очевидным.

Проблему бессознательного нередко связывают прежде всего со школой психоанализа и особенно с учением 3. Фрейда. Однако задолго до Фрейда данная проблема оказалась предметом серьезного внимания таких мыслителей, как И. Кант, Г. Лейбниц, Г. Фехнер и др. Характеризуя психику человека, Фехнер сравнивал ее с гигантским айсбергом, где сознание представлено его ничтожной видимой частью; основная же невидимая часть айсберга есть бессознательная психика.

В конце XIX и особенно в начале XX в. гипотеза о реальности бессознательного психического становится уже научным фактом. Это стало возможным благодаря успехам экспериментальной и теоретической психологии, которая к тому времени выделяется в самостоятельную область научного знания. Теория бессознательного психического получила дальнейшее плодотворное развитие в исследованиях П. Жане, Ф. Брентано, Р. Шуберта-Зольдерна, Т. Липпса, Т. Рибо, Г. Каруса, И. М. Сеченова и многих других.

Таким образом, широко распространенное мнение о приоритете Фрейда (и психоаналитической школы вообще) в исследовании проблемы бессознательного на самом деле не соответствует действительности. Более того, исследование данной проблемы было направлено Фрейдом по руслу, в котором она приобрела явно антинаучное звучание. Фрейдизм воплотил в себе массу ошибочных постулатов, положил начало другим антинаучным концепциям, таким, как "теория клеточного сознания", "теория мировой души", "панпсихизм", "логический волюнтаризм", "теория психоида" и прочим, глубоко реакционным но своей сущности и ложным по методологии.

Вместе с тем Фрейд заставил и критически пересмотреть некоторые проблемы психологической и философской науки. Фрейдизм явился в известной мере ответной реакцией на ограниченность традиционной интроспективной психологии. Приоритет Фрейда состоит в том, что он первым стал исследовать проблему бессознательного психического на богатом клиническом материале как врач-патопсихолог, первым поставил и предпринял попытку решения вопроса о соотношении бессознательного и сознания.

Сам Фрейд так объяснял необходимость разработки проблемы бессознательного. Прежде всего было необходимо, по его мнению, разобраться в специфике тех поведенческих актов, в регуляции которых не властвует сознание. Далее: "наше бессознательное не совсем то же, что бессознательное философов, а кроме того, большинство философов знать ничего не хотят о "бессознательном психическом"5. Что касается последнего, то здесь Фрейд прав лишь отчасти.

Первый постулат Фрейда, на котором построена вся традиционная теория психоанализа, "сводится к признанию того, что все душевные процессы по существу бессознательны..."6. Следует, однако, заметить, что подобная трактовка бессознательной психики не только не противоречит взглядам некоторых философов-идеалистов, но, напротив, исходит из таковых. Фома Аквинский, Шеллинг, Фихте, Шопенгауэр, Гартман и многие другие считали бессознательное первичным регулятором поведения человека. А вот точка зрения материалистов Лейбница, Фехнера и других действительно "не совсем то же", что думает на этот счет сам Фрейд.

Этот основной постулат Фрейда явился не выводом из клинических и теоретических исследований, но априорным тезисом, предопределяющим направление самих экспериментов.

В.Р.Ирина, А.А.Новиков.
В МИРЕ НАУЧНОЙ ИНТУИЦИИ ИНТУИЦИЯ И РАЗУМ
М.: "Наука", 1978

Предыдущая:
Понятия "интуиция" и "непосредственное знание" не являются тождественными понятиями
Следующая:
Фрейд утверждает, что различного рода психические процессы человека не исчезают в нем бесследно, а лишь затушевываются, "вытесняются" на некоторое время в сферу бессознательного

{ йога } { астрал } { магия } { чакры } { гадания } { гороскопы } { фэн-шуй } { сонники } { эзотерика } { лечение } { пирамиды } { мантры } { медитация } { гипноз } { предсказания } { психология }

интуиция, психоэвристический, феномен, многоаспектность, проблемы, интуиции, является, фактором, который, одновременно, обусловливает, сложность, исследования, вызывает, неослабевающий, интерес

§§ ИНТУИЦИЯ КАК ПСИХОЭВРИСТИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН МНОГОАСПЕКТНОСТЬ ПРОБЛЕМЫ ИНТУИЦИИ ЯВЛЯЕТСЯ ТЕМ ФАКТОРОМ, КОТОРЫЙ ОДНОВРЕМЕННО ОБУСЛОВЛИВАЕТ СЛОЖНОСТЬ ЕЕ ИССЛЕДОВАНИЯ И ВЫЗЫВАЕТ НЕОСЛАБЕВАЮЩИЙ ИНТЕРЕС К НЕЙ

Скачать: интуиция, психоэвристический, феномен, многоаспектность, проблемы, интуиции, является, фактором, который, одновременно, обусловливает, сложность, исследования, вызывает, неослабевающий, интерес.doc || Скачать: интуиция, психоэвристический, феномен, многоаспектность, проблемы, интуиции, является, фактором, который, одновременно, обусловливает, сложность, исследования, вызывает, неослабевающий, интерес.mp3

Страница сгенерирована за 0.001511 секунд

{ вернуться в начало } { главная }

Твоя Йога. Твоя Йога ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека