КОЛДОВСТВО

{ йога } { астрал } { магия } { чакры } { гадания } { гороскопы } { фэн-шуй } { сонники } { эзотерика } { лечение } { пирамиды } { мантры } { медитация } { гипноз } { предсказания } { психология }
колдовство Состоящего из бетона матрицы и стальной фибры.

«КОЛДОВСТВО»

КОЛДОВСТВО.

Человек, смотрящий с нечистым желанием на женщину, оскверняет ее, – сказал великий Учитель. Мы выполняем все то, чего настойчиво желаем. Каждое реальное желание подтверждается актами; всякое желание, подтвержденное поступком, – действие. Каждое действие подчинено суду, и суд этот вечен. – Все это – догматы и принципы.

На основании этих принципов и догматов, добро или зло, которые вы желаете, как самим себе, так и другим, непременно исполнится, если вы подтверждаете свою волю и проявляете действиями свое решение.

Действия должны быть аналогичны желанию. Желание повредить кому-нибудь или заставить полюбить себя, чтобы быть действительным, должно быть подтверждено актами ненависти или любви.

Все, носящее на себе отпечаток человеческой души, принадлежит этой душе; все, что каким бы то ни было образом человек присвоил себе, становится его телом в самом широком значении этого слова; а все то, что делают с телом человека, посредственно или непосредственно ощущается его душой.

Поэтому-то моральная теология смотрит на всякое враждебное действие против ближнего как на начало человекоубийства.

Колдовство – человекоубийство, и человекоубийство тем более подлое, что оно ускользает от преследования закона, и жертва не может защищаться.

Установив этот принцип для успокоения собственной совести и предостережения слабых, – я смело утверждаю, что колдовство возможно. Более того, я утверждаю, что оно не только возможно, но, до некоторой степени, необходимо и фатально. Оно беспрестанно совершается без ведома лиц, производящих его и подвергающихся ему. Невольное колдовство – одна из ужаснейших опасностей человеческой жизни.

Страстная симпатия необходимо подчиняет пламенное желание сильной воле. Моральные болезни заразительней болезней физических, и иной успех увлечения и моды можно сравнить с проказой или холерой.

От дурного знакомства умирают также, как и от заразной болезни; ужасная болезнь, которая в Европе всего только несколько столетий наказывает за профанацию таинств любви, – откровение аналогичных законов природы и только слабое изображение морального извращения, ежедневно являющегося результатом подозрительной симпатии.

Рассказывают о ревнивом и подлом человеке, который, чтобы отомстить своему сопернику, заразил себя неизлечимой болезнью. Такова ужасная история каждого магиста или, вернее, колдуна, занимающегося колдовством. Он отравляет себя, чтобы отравлять других; он осуждает себя, чтобы мучить: он вдыхает ад, чтоб потом его выдохнуть; он смертельно ранит себя, чтоб умерщвлять других; обладая подобной печальной храбростью, он может быть вполне уверен, что отравит и убьет одним только стремлением своей развращенной воли.

Существуют страсти, убивающие так же, как ненависть, а доброжелательность мучит злых. Молитвы, с которыми обращаются к Богу, чтобы обратить кого-нибудь, приносят несчастье этому человеку, если он не хочет обратиться. Как я уже говорил, утомительно и опасно бороться против флюидических токов, производимых цепями объединенных волей.

Следовательно, существует два рода колдовства: колдовство невольное и колдовство произвольное. Можно также различать колдовство физическое от колдовства морального.

Сила притягивает силу, жизнь привлекает жизнь, здоровье притягивает здоровье; таков закон природы.

Если два ребенка живут вместе, а в особенности спят в одной комнате, – и один из них слаб, а другой силен, – сильный поглощает слабого, и тот погибнет. Поэтому-то необходимо, чтобы дети всегда спали одни.

В пансионах некоторые ученики поглощают ум других, и в каждом собрании скоро находится индивидуум, завладевающий волей других.

Как я уже заметил, колдовство посредством токов – самая обыкновенная вещь; толпа увлекает не только физически, но и морально. Но в этой главе мне предстоит главным образом констатировать почти абсолютную власть человеческой воли над определением своих поступков и влияние всякого внешнего проявления воли даже и на наружные вещи.

Произвольное колдовство еще и теперь часто наблюдается в наших деревнях, так как у невежественных и уединенно живущих лиц природные силы действуют совершенно не ослабляясь сомнением и не отклоняясь в сторону. Ненависть, откровенная, абсолютная и без всякой примеси отвергнутой страсти или личной жадности, – в известных обстоятельствах, есть смертный приговор для предмета этой ненависти. Я говорю "без примеси любовной страсти или жадности", потому что всякое желание, будучи в то же время притяжением, усовершенствует и уничтожает силу выбрасывания. Так, например, ревнивец никогда действительно не околдует своего соперника, и жадный наследник силой своей воли не сократит жизни скупого и живучего дядюшки.

Колдовство, производимое в подобных условиях, падает на того, кто его производит, и скорее полезно, чем вредно для лица, против которого оно направлено, так как освобождает его от злобы, которая, чрезмерно возбуждаясь, сама себя уничтожает.

Слово "колдовство" (envoutement) очень энергичное в своей галльской простоте, удивительно точно выражает обозначаемое им понятие: "околдовать" (envoulter) – значит взять и окутать кого-нибудь желанием, твердо выраженной волей.

Орудие колдовства – сам великий магический агент, который, повинуясь злой воле, становится тогда действительно и положительно демоном.

Так называемое колдовство, т.е. совершаемая с обрядами операция с целью повредить кому-нибудь, – действует только на самого оператора, и цель его колдовства – укрепить и подтвердить волю оператора, настойчиво и с силой ее формируя; эти два условия делают волю действительной.

Чем трудней и ужасней операция – тем она действительней, так как тем сильнее действует на воображение и подтверждает волю прямо пропорционально преодоленному ею сопротивлению.

Этим объясняются причудливость и даже жестокость черной магии в древности и в средние века, черные мессы, причащение гадов, пролитие крови, человеческие жертвы и другие чудовищности, являющиеся самой сущностью гётии, или нигромантии. Подобные действия во все времена навлекали на колдунов справедливую кару законов, В самой основе своей черная магия – сочетание святотатства и убийства с целью навсегда развратить человеческую волю и в живом человеке создать омерзительный призрак дьявола. Следовательно, это, собственно говоря, – религия дьявола, культ мрака, ненависть к добру, доведенная до высшей степени, воплощение смерти и создание ада.

Каббалист Боден, которого никоим образом нельзя считать слабым и суеверным умом, написал свою "Демономанию" специально для того, чтобы предостеречь против слишком опасного неверия. Изучением каббалы посвященный в секреты магии он приходил в ужас, думая об опасности, которой подвергнется общество, если людской злобе будет позволено пользоваться этой силой.

Поэтому он пытался сделать то же, что пробует сделать в паше время Евд де Мирвилль: он собрал массу фактов, не объясняя их, и указал невнимательной или занятой другими вещами науке на существование тайных влияний и преступных действий злой магии. На Бодена не обратили внимания, также как не обратят его в наше время и на Евд де Мирвилля. так как для того, чтобы повлиять на серьезных людей недостаточно указать на явления и предугадать их причину; нужно изучить эту причину, объяснить ее, доказать ее существование, а это как раз то, что пытаюсь сделать я. Буду ли я иметь больший успех?

От любви некоторых людей можно умереть также, как и от их ненависти: существуют страсти настолько поглощающие, что предмет подобной страсти умирает, подобно невестам вампиров. Не только злые мучат добрых, но и добрые, сами того не сознавая, мучат злых. Кротость Авеля была долгим и мучительным колдовством для свирепости Каина. У дурных людей ненависть к добру происходит от инстинкта самосохранения; впрочем, они не согласны признавать добром то, что их мучит, и чтобы быть спокойными, стараются обожествить и оправдать зло. По мнению Каина, Авель был лицемером и трусом, бесчестившим человеческую гордость своей постыдной покорностью божеству. Сколько должен был выстрадать этот первый убийца, прежде чем решиться на ужасное преступление против брата?

Авель пришел бы в ужас, если бы мог его понять.

Антипатия – предчувствие возможного колдовства, – как любви, так и ненависти, – ибо часто антипатия заменяется любовью. Астральный свет предупреждает нас о будущих влияниях, действуя на более или менее восприимчивую и живую нервную систему. Внезапная симпатия и любовь – вспышки астрального света, вполне точно, мотивированные и их можно объяснить и доказать так же точно, как и разряды сильных электрических батарей. Из этого можно видеть, сколько непредвиденных опасностей угрожает профану беспрестанно играющему с огнем на пороховых погребах, которых он не видит.

Мы насыщены астральным светом, и постоянно выбрасываем его и заменяем новым. Глаза и руки – нервные аппараты, назначение которых притягивать и выбрасывать. Полярность рук сосредоточивается в большом пальце; поэтому, следуя магическому преданию, еще сохранившемуся в наших деревнях, если вы находитесь в подозрительном обществе, надо держать большой палец согнутым и спрятанным в руке и, избегая пристально смотреть на тех, кого вы имеете основание бояться, в то же время – постараться первому взглянуть на них, чтобы избежать неожиданных флюидических выбрасываний и околдованных взглядов.

Существуют также некоторые животные, обладающие свойством прерывать токи астрального света, так как они его поглощают. Все эти животные сильно нам антипатичны, и взгляд их производит очаровывающее действие; таковы – жаба и ящерица. Эти животные, если их приручить и носить с собой или держать в комнатах, гарантируют от галлюцинаций и обольщений астрального опьянения; "астральное опьянение", – слово в первый раз употребляемое мной здесь и объясняющее все явления необузданных страстей, исступления ума и безумия.

Предыдущая:
Каббала – Магия – Алхимия – Магнетизм или оккультная медицина

Ключевые слова этой страницы: колдовство

колдовство

{ КОЛДОВСТВО }

Транслитерация:

KOLDOVSTVO.

CHelovek, smotrjashij s nechistim zhelaniem na zhenshinu, oskvernjaet ee, – skazal velikij Uchitel. Mi vipolnjaem vse to, chego nastojchivo zhelaem. Kazhdoe realnoe zhelanie podtverzhdaetsja aktami; vsjakoe zhelanie, podtverzhdennoe postupkom, – dejstvie. Kazhdoe dejstvie podchineno sudu, i sud etot vechen. – Vse eto – dogmati i principi.

Na osnovanii etih principov i dogmatov, dobro ili zlo, kotorie vi zhelaete, kak samim sebe, tak i drugim, nepremenno ispolnitsja, esli vi podtverzhdaete svoju volju i projavljaete dejstvijami svoe reshenie.

Dejstvija dolzhni bit analogichni zhelaniju. ZHelanie povredit komu-nibud ili zastavit poljubit sebja, chtobi bit dejstvitelnim, dolzhno bit podtverzhdeno aktami nenavisti ili ljubvi.

Vse, nosjashee na sebe otpechatok chelovecheskoj dushi, prinadlezhit etoj dushe; vse, chto kakim bi to ni bilo obrazom chelovek prisvoil sebe, stanovitsja ego telom v samom shirokom znachenii etogo slova; a vse to, chto delajut s telom cheloveka, posredstvenno ili neposredstvenno oshushaetsja ego dushoj.

Poetomu-to moralnaja teologija smotrit na vsjakoe vrazhdebnoe dejstvie protiv blizhnego kak na nachalo chelovekoubijstva.

Koldovstvo – chelovekoubijstvo, i chelovekoubijstvo tem bolee podloe, chto ono uskolzaet ot presledovanija zakona, i zhertva ne mozhet zashishatsja.

Ustanoviv etot princip dlja uspokoenija sobstvennoj sovesti i predosterezhenija slabih, – ja smelo utverzhdaju, chto koldovstvo vozmozhno. Bolee togo, ja utverzhdaju, chto ono ne tolko vozmozhno, no, do nekotoroj stepeni, neobhodimo i fatalno. Ono besprestanno sovershaetsja bez vedoma lic, proizvodjashih ego i podvergajushihsja emu. Nevolnoe koldovstvo – odna iz uzhasnejshih opasnostej chelovecheskoj zhizni.

Strastnaja simpatija neobhodimo podchinjaet plamennoe zhelanie silnoj vole. Moralnie bolezni zarazitelnej boleznej fizicheskih, i inoj uspeh uvlechenija i modi mozhno sravnit s prokazoj ili holeroj.

Ot durnogo znakomstva umirajut takzhe, kak i ot zaraznoj bolezni; uzhasnaja bolezn, kotoraja v Evrope vsego tolko neskolko stoletij nakazivaet za profanaciju tainstv ljubvi, – otkrovenie analogichnih zakonov prirodi i tolko slaboe izobrazhenie moralnogo izvrashenija, ezhednevno javljajushegosja rezultatom podozritelnoj simpatii.

Rasskazivajut o revnivom i podlom cheloveke, kotorij, chtobi otomstit svoemu soperniku, zarazil sebja neizlechimoj boleznju. Takova uzhasnaja istorija kazhdogo magista ili, vernee, kolduna, zanimajushegosja koldovstvom. On otravljaet sebja, chtobi otravljat drugih; on osuzhdaet sebja, chtobi muchit: on vdihaet ad, chtob potom ego vidohnut; on smertelno ranit sebja, chtob umershvljat drugih; obladaja podobnoj pechalnoj hrabrostju, on mozhet bit vpolne uveren, chto otravit i ubet odnim tolko stremleniem svoej razvrashennoj voli.

Sushestvujut strasti, ubivajushie tak zhe, kak nenavist, a dobrozhelatelnost muchit zlih. Molitvi, s kotorimi obrashajutsja k Bogu, chtobi obratit kogo-nibud, prinosjat neschaste etomu cheloveku, esli on ne hochet obratitsja. Kak ja uzhe govoril, utomitelno i opasno borotsja protiv fljuidicheskih tokov, proizvodimih cepjami obedinennih volej.

Sledovatelno, sushestvuet dva roda koldovstva: koldovstvo nevolnoe i koldovstvo proizvolnoe. Mozhno takzhe razlichat koldovstvo fizicheskoe ot koldovstva moralnogo.

Sila pritjagivaet silu, zhizn privlekaet zhizn, zdorove pritjagivaet zdorove; takov zakon prirodi.

Esli dva rebenka zhivut vmeste, a v osobennosti spjat v odnoj komnate, – i odin iz nih slab, a drugoj silen, – silnij pogloshaet slabogo, i tot pogibnet. Poetomu-to neobhodimo, chtobi deti vsegda spali odni.

V pansionah nekotorie ucheniki pogloshajut um drugih, i v kazhdom sobranii skoro nahoditsja individuum, zavladevajushij volej drugih.

Kak ja uzhe zametil, koldovstvo posredstvom tokov – samaja obiknovennaja vesh; tolpa uvlekaet ne tolko fizicheski, no i moralno. No v etoj glave mne predstoit glavnim obrazom konstatirovat pochti absoljutnuju vlast chelovecheskoj voli nad opredeleniem svoih postupkov i vlijanie vsjakogo vneshnego projavlenija voli dazhe i na naruzhnie veshi.

Proizvolnoe koldovstvo eshe i teper chasto nabljudaetsja v nashih derevnjah, tak kak u nevezhestvennih i uedinenno zhivushih lic prirodnie sili dejstvujut sovershenno ne oslabljajas somneniem i ne otklonjajas v storonu. Nenavist, otkrovennaja, absoljutnaja i bez vsjakoj primesi otvergnutoj strasti ili lichnoj zhadnosti, – v izvestnih obstojatelstvah, est smertnij prigovor dlja predmeta etoj nenavisti. JA govorju "bez primesi ljubovnoj strasti ili zhadnosti", potomu chto vsjakoe zhelanie, buduchi v to zhe vremja pritjazheniem, usovershenstvuet i unichtozhaet silu vibrasivanija. Tak, naprimer, revnivec nikogda dejstvitelno ne okolduet svoego sopernika, i zhadnij naslednik siloj svoej voli ne sokratit zhizni skupogo i zhivuchego djadjushki.

Koldovstvo, proizvodimoe v podobnih uslovijah, padaet na togo, kto ego proizvodit, i skoree polezno, chem vredno dlja lica, protiv kotorogo ono napravleno, tak kak osvobozhdaet ego ot zlobi, kotoraja, chrezmerno vozbuzhdajas, sama sebja unichtozhaet.

Slovo "koldovstvo" (envoutement) ochen energichnoe v svoej gallskoj prostote, udivitelno tochno virazhaet oboznachaemoe im ponjatie: "okoldovat" (envoulter) – znachit vzjat i okutat kogo-nibud zhelaniem, tverdo virazhennoj volej.

Orudie koldovstva – sam velikij magicheskij agent, kotorij, povinujas zloj vole, stanovitsja togda dejstvitelno i polozhitelno demonom.

Tak nazivaemoe koldovstvo, t.e. sovershaemaja s obrjadami operacija s celju povredit komu-nibud, – dejstvuet tolko na samogo operatora, i cel ego koldovstva – ukrepit i podtverdit volju operatora, nastojchivo i s siloj ee formiruja; eti dva uslovija delajut volju dejstvitelnoj.

CHem trudnej i uzhasnej operacija – tem ona dejstvitelnej, tak kak tem silnee dejstvuet na voobrazhenie i podtverzhdaet volju prjamo proporcionalno preodolennomu eju soprotivleniju.

Etim objasnjajutsja prichudlivost i dazhe zhestokost chernoj magii v drevnosti i v srednie veka, chernie messi, prichashenie gadov, prolitie krovi, chelovecheskie zhertvi i drugie chudovishnosti, javljajushiesja samoj sushnostju getii, ili nigromantii. Podobnie dejstvija vo vse vremena navlekali na koldunov spravedlivuju karu zakonov, V samoj osnove svoej chernaja magija – sochetanie svjatotatstva i ubijstva s celju navsegda razvratit chelovecheskuju volju i v zhivom cheloveke sozdat omerzitelnij prizrak djavola. Sledovatelno, eto, sobstvenno govorja, – religija djavola, kult mraka, nenavist k dobru, dovedennaja do visshej stepeni, voploshenie smerti i sozdanie ada.

Kabbalist Boden, kotorogo nikoim obrazom nelzja schitat slabim i suevernim umom, napisal svoju "Demonomaniju" specialno dlja togo, chtobi predosterech protiv slishkom opasnogo neverija. Izucheniem kabbali posvjashennij v sekreti magii on prihodil v uzhas, dumaja ob opasnosti, kotoroj podvergnetsja obshestvo, esli ljudskoj zlobe budet pozvoleno polzovatsja etoj siloj.

Poetomu on pitalsja sdelat to zhe, chto probuet sdelat v pashe vremja Evd de Mirvill: on sobral massu faktov, ne objasnjaja ih, i ukazal nevnimatelnoj ili zanjatoj drugimi veshami nauke na sushestvovanie tajnih vlijanij i prestupnih dejstvij zloj magii. Na Bodena ne obratili vnimanija, takzhe kak ne obratjat ego v nashe vremja i na Evd de Mirvillja. tak kak dlja togo, chtobi povlijat na sereznih ljudej nedostatochno ukazat na javlenija i predugadat ih prichinu; nuzhno izuchit etu prichinu, objasnit ee, dokazat ee sushestvovanie, a eto kak raz to, chto pitajus sdelat ja. Budu li ja imet bolshij uspeh?

Ot ljubvi nekotorih ljudej mozhno umeret takzhe, kak i ot ih nenavisti: sushestvujut strasti nastolko pogloshajushie, chto predmet podobnoj strasti umiraet, podobno nevestam vampirov. Ne tolko zlie muchat dobrih, no i dobrie, sami togo ne soznavaja, muchat zlih. Krotost Avelja bila dolgim i muchitelnim koldovstvom dlja svireposti Kaina. U durnih ljudej nenavist k dobru proishodit ot instinkta samosohranenija; vprochem, oni ne soglasni priznavat dobrom to, chto ih muchit, i chtobi bit spokojnimi, starajutsja obozhestvit i opravdat zlo. Po mneniju Kaina, Avel bil licemerom i trusom, beschestivshim chelovecheskuju gordost svoej postidnoj pokornostju bozhestvu. Skolko dolzhen bil vistradat etot pervij ubijca, prezhde chem reshitsja na uzhasnoe prestuplenie protiv brata?

Avel prishel bi v uzhas, esli bi mog ego ponjat.

Antipatija – predchuvstvie vozmozhnogo koldovstva, – kak ljubvi, tak i nenavisti, – ibo chasto antipatija zamenjaetsja ljubovju. Astralnij svet preduprezhdaet nas o budushih vlijanijah, dejstvuja na bolee ili menee vospriimchivuju i zhivuju nervnuju sistemu. Vnezapnaja simpatija i ljubov – vspishki astralnogo sveta, vpolne tochno, motivirovannie i ih mozhno objasnit i dokazat tak zhe tochno, kak i razrjadi silnih elektricheskih batarej. Iz etogo mozhno videt, skolko nepredvidennih opasnostej ugrozhaet profanu besprestanno igrajushemu s ognem na porohovih pogrebah, kotorih on ne vidit.

Mi nasisheni astralnim svetom, i postojanno vibrasivaem ego i zamenjaem novim. Glaza i ruki – nervnie apparati, naznachenie kotorih pritjagivat i vibrasivat. Poljarnost ruk sosredotochivaetsja v bolshom palce; poetomu, sleduja magicheskomu predaniju, eshe sohranivshemusja v nashih derevnjah, esli vi nahodites v podozritelnom obshestve, nado derzhat bolshoj palec sognutim i sprjatannim v ruke i, izbegaja pristalno smotret na teh, kogo vi imeete osnovanie bojatsja, v to zhe vremja – postaratsja pervomu vzgljanut na nih, chtobi izbezhat neozhidannih fljuidicheskih vibrasivanij i okoldovannih vzgljadov.

Sushestvujut takzhe nekotorie zhivotnie, obladajushie svojstvom prerivat toki astralnogo sveta, tak kak oni ego pogloshajut. Vse eti zhivotnie silno nam antipatichni, i vzgljad ih proizvodit ocharovivajushee dejstvie; takovi – zhaba i jasherica. Eti zhivotnie, esli ih priruchit i nosit s soboj ili derzhat v komnatah, garantirujut ot galljucinacij i obolshenij astralnogo opjanenija; "astralnoe opjanenie", – slovo v pervij raz upotrebljaemoe mnoj zdes i objasnjajushee vse javlenija neobuzdannih strastej, isstuplenija uma i bezumija.

§§ КОЛДОВСТВО

Скачать: колдовство.doc || Скачать: колдовство.mp3

Страница сгенерирована за 0.092857 секунд

{ вернуться в начало } { главная }

Твоя Йога. Твоя Йога