АГНИ

{ йога } { астрал } { магия } { чакры } { гадания } { гороскопы } { фэн-шуй } { сонники } { эзотерика } { лечение } { пирамиды } { мантры } { медитация } { гипноз } { предсказания } { психология }
агни Японский кран-манипулятор поможет всегда!

«АГНИ»

АГНИ.

Имя этого бога для русского уха звучит совершенно понятно: огонь, огни (первая буква произносится обычно как «а»). Культ Агни предполагает не просто огонь как таковой, а прежде всего жертвенный, который обеспечивает связь людей с богами. Поэтому Агни часто упоминается вместе с Сомой. Кроме того, в плане философском, воздаются почести духу огня, огненосной субстанции, одной из главнейших природных стихий.
«Агни - бог огня, - пишет индолог Н.Р. Гусева, - может считаться богом уникальной судьбы: на протяжении всего исторического периода, в течение которого индийцы его почитали, т.е. начиная с конца II тысячелетия до н.э. и вплоть до наших дней, всегда имело место религиозное преклонение перед ним и всегда ему приписывали одни и те же чудодейственные свойства и его ставили в один ряд с самыми влиятельными богами. Функциональные нагрузки большинства богов исторически менялись и частично утрачивались, тогда как верующие индусы в современной Индии продолжают приписывать Агни те же качества и функции, которые ему приписывались ведическими и, совершенно очевидно, доведическими арьями; гимном Агни начинается Ригведа».
Такая удивительная стабильность образа бога объясняется его ясной принадлежностью к данному явлению (объекту) природы, сопровождающему жизнь человеческую со времен не только доисторических, но и более древних, когда еще только формировался облик людей современного вида, как предполагается, в связи с широким использованием огня и приготовлением обработанной на костре пиши.
У арийских племен огонь сопровождал человека от рождения, когда на домашнем алтаре приносили жертвы богам, при посвящении, свадьбе, самых разнообразных ритуалах; на смертном одре, где сжигалось тело, освобождая нетленную душу, и после смерти, на поминках. Существовал особый обряд добывания священного огня. Согласно Ригведе, огонь-Агни «породила счастливая древесина для трения»; «знаток [всех] существ вложен между двух кусков дерева для трения»; «добывайте трением, о мужи, провидца недвуличного»: если они добывают [его] трением руками, он ярко зажигается среди кусков дерева, алый, как скаковой конь».
Безусловно, способ добывания огня трением - очень древний - должен был выглядеть как волшебство, священнодействие. Но здесь еще есть уподобление огня правде («провидцу недвуличному»). В Ведах о священном огне (отождествленном, между прочим, с дыханием) сказано: «Поистине служение этому огню - правда. Тот, кто говорит правду, подобен тому, кто изливает топленое масло на зажженный жертвенный огонь. Так воспламеняет он этот огонь. Жар его все усиливается. С каждым днем он [говорящий правду] становится более сильным».
«Поистине Агни есть речь», - сказано там же. Но кроме дыхания и речи его соединяют с зарождением жизни. Когда из вселенских вод возникло мировое яйцо, «Зародыш внутри был создан в виде Агри [Начала]. Он есть Агри, ибо он был создан как начало этой вселенной. Поистине он - Агри, и называют его Агни тайно. Ибо боги любят неявное».
Здесь мы вновь сталкиваемся с игрой слов, когда созвучие предполагает сходство смысла. Так через структуру языка человек стремится понять то, что, возможно, было вложено предками в те или иные слова. Метод, конечно, замечательный, но требующий большой осмотрительности (как видим, к Ведам восходит зарождение такой области знаний, как палеолингвистика). В космогоническом аспекте соединение Агри с Агни означает, что огонь был у истоков жизни. Более того, он остается основой жизни и познания. В «Шатопатха-брахмане» приведены такие рассуждения:
«Дхира, сын Шатапарни, приблизился к Махашале, сыну Джа-балы. Его спросил он: «Что познав, приблизился ты ко мне?» - «Огонь познал я». - «Какой огонь познал ты?» - «Речь». - «Каким становится тот, кто познал этот огонь?» - «Способным говорить становится тот, - ответил он, - речь не покидает его».
Далее выясняется, что огонь претворяется в зрение, мысль, слух, дыхание. Дхира говорит: «Поистине дыхание есть этот огонь. Поистине, когда человек засыпает, в дыхание входит речь, в дыхание - зрение, в дыхание - мысль, в дыхание - слух. Когда он просыпается, они вновь рождаются из дыхания...»
Наконец, Агни называется и поглотителем пищи. Когда Индра предложил совершить жертвоприношение в честь своих братьев Агни и Сомы, они согласились олицетворять этот ритуал: «Один из них стал поглотителем пищи, другой - пищей. Поистине Агни стал поглотителем пищи, Сома - пищей».
Если сопоставить все то, что было сказано в приведенных выше текстах о свойствах и назначении огня-Агни, он предстает - помимо всего прочего - как символ жизненной энергии, процесса горения внутри живого организма, догадка замечательная! Ведь процесс жизнедеятельности в науке принято сопоставлять с медленным горением, для поддержания которого служит дыхание (потребление кислорода) и питание (использование «горючего»).
Конечно, древнеиндийские мудрецы не размышляли о химических основах жизнедеятельности. Однако суть проявления жизни как одного из воплощений огненосной и светоносной стихии они постигли верно. Ведь то, что мы называем калорийностью пищи, есть и ее «агнийность» (в смысле энергоемкости, которую усваивает человеческий организм). Но не будем забывать, что Агни был для древних индийцев не только воплощением огня, но и мифологической фигурой. У ритуального костра они взывали к нему как посреднику между людьми и богами: «О Агни, только та жертва и тот обряд, которые ты охватываешь со всех сторон, идут к богам».
Согласно преданию, Агни появился на свет сам по себе (по другим версиям - из вод, на небе или от соединения матери-земли с отцом-небом, что можно толковать как вертикальный разряд молнии). Боги пожелали, чтобы он стал приносить для них жертвенные дары. Он испугался, что с угасанием жертвенного огня зачахнет и он, а потому решил укрыться в безбрежных водах. На земле воцарился мрак, которым воспользовались демоны, чтобы установить свое господство.
Пришлось богам отправиться на поиски Агни. Им помогла рыба, для которой был нестерпим жар Агни. Она открыла богам его убежище. Разгневанный Агни проклял рыбу, и с тех пор не способны рыбы кричать от боли, вовсе лишены речи и не выносят не только огня, но даже света и тепла.
Есть ли в этом мифе потаенный глубокий смысл? Вряд ли. Далеко не всегда люди рассказывали только мудрые притчи или поэтически украшенные философские идеи. Нередко в памяти народа сохранялись занятные, а то и пикантные истории, бесхитростные волшебные сказки.
Но для людей, конечно же, главными были не фантасмагории или поэтические образы, которые навевает трепетный и могучий, изменчивый и в то же время постоянный огонь костра. Бог Агни был прежде всего воплощением света и тепла, который разгоняет вкрадчивых демонов ночи, поднимается в небо, унося с собой молитвы и гимны; Агни, сплачивающий семью вокруг домашнего очага.
Может показаться странным, что в древности у людей огонь не ассоциировался с грозной и губительной силой, враждебной человеку и всему живому. «Для большинства гимнов характерно, - писал В.Н. Топоров, - что Агни горит, сияет, освещает, обладает всеми силами, заполняет воздушное пространство, открывает двери тьмы, укрепляет небо и землю, охраняет их, восходит на небо, рождает оба мира, живет в воде; знает все пути, все мудрости, все миры, все людские тайны; наблюдает за всем на свете, правит законом; приводит богов на жертвоприношение. Агни дружествен к людям, к долгу, соединяет супругов, приносит богатство, поощряет певцов, поражает врагов, тьму... Из его эпитетов особенно известны: Джатаведас - «знаток всех существ» (или «знающий о предшествующих рождениях»), Танунапат - «сын самого себя», Вайщванара - «принадлежащий всем людям»...»
Почему в этом длинном перечне отсутствуют «отрицательные» черты? Разве не было тогда сильных лесных и степных пожаров? Разве огонь не пожирал жилища? Вероятно, причины бытовых пожаров люди по справедливости связывали не столько со стихией огня, сколько с «человеческим фактором». С действующими вулканами, огнедышащими горами, арии встречались редко, а лесные и степные пожары тоже были делом рук самих людей (как тогда, так и ныне). Вот почему Агни считался богом света, добра, истины.

Предыдущая:
СОМА
Следующая:
ВАРУНА

Ключевые слова этой страницы: агни

агни

{ АГНИ }

Транслитерация:

AGNI.

Imja etogo boga dlja russkogo uha zvuchit sovershenno ponjatno: ogon, ogni (pervaja bukva proiznositsja obichno kak «a»). Kult Agni predpolagaet ne prosto ogon kak takovoj, a prezhde vsego zhertvennij, kotorij obespechivaet svjaz ljudej s bogami. Poetomu Agni chasto upominaetsja vmeste s Somoj. Krome togo, v plane filosofskom, vozdajutsja pochesti duhu ognja, ognenosnoj substancii, odnoj iz glavnejshih prirodnih stihij.
«Agni - bog ognja, - pishet indolog N.R. Guseva, - mozhet schitatsja bogom unikalnoj sudbi: na protjazhenii vsego istoricheskogo perioda, v techenie kotorogo indijci ego pochitali, t.e. nachinaja s konca II tisjacheletija do n.e. i vplot do nashih dnej, vsegda imelo mesto religioznoe preklonenie pered nim i vsegda emu pripisivali odni i te zhe chudodejstvennie svojstva i ego stavili v odin rjad s samimi vlijatelnimi bogami. Funkcionalnie nagruzki bolshinstva bogov istoricheski menjalis i chastichno utrachivalis, togda kak verujushie indusi v sovremennoj Indii prodolzhajut pripisivat Agni te zhe kachestva i funkcii, kotorie emu pripisivalis vedicheskimi i, sovershenno ochevidno, dovedicheskimi arjami; gimnom Agni nachinaetsja Rigveda».
Takaja udivitelnaja stabilnost obraza boga objasnjaetsja ego jasnoj prinadlezhnostju k dannomu javleniju (obektu) prirodi, soprovozhdajushemu zhizn chelovecheskuju so vremen ne tolko doistoricheskih, no i bolee drevnih, kogda eshe tolko formirovalsja oblik ljudej sovremennogo vida, kak predpolagaetsja, v svjazi s shirokim ispolzovaniem ognja i prigotovleniem obrabotannoj na kostre pishi.
U arijskih plemen ogon soprovozhdal cheloveka ot rozhdenija, kogda na domashnem altare prinosili zhertvi bogam, pri posvjashenii, svadbe, samih raznoobraznih ritualah; na smertnom odre, gde szhigalos telo, osvobozhdaja netlennuju dushu, i posle smerti, na pominkah. Sushestvoval osobij obrjad dobivanija svjashennogo ognja. Soglasno Rigvede, ogon-Agni «porodila schastlivaja drevesina dlja trenija»; «znatok [vseh] sushestv vlozhen mezhdu dvuh kuskov dereva dlja trenija»; «dobivajte treniem, o muzhi, providca nedvulichnogo»: esli oni dobivajut [ego] treniem rukami, on jarko zazhigaetsja sredi kuskov dereva, alij, kak skakovoj kon».
Bezuslovno, sposob dobivanija ognja treniem - ochen drevnij - dolzhen bil vigljadet kak volshebstvo, svjashennodejstvie. No zdes eshe est upodoblenie ognja pravde («providcu nedvulichnomu»). V Vedah o svjashennom ogne (otozhdestvlennom, mezhdu prochim, s dihaniem) skazano: «Poistine sluzhenie etomu ognju - pravda. Tot, kto govorit pravdu, podoben tomu, kto izlivaet toplenoe maslo na zazhzhennij zhertvennij ogon. Tak vosplamenjaet on etot ogon. ZHar ego vse usilivaetsja. S kazhdim dnem on [govorjashij pravdu] stanovitsja bolee silnim».
«Poistine Agni est rech», - skazano tam zhe. No krome dihanija i rechi ego soedinjajut s zarozhdeniem zhizni. Kogda iz vselenskih vod vozniklo mirovoe jajco, «Zarodish vnutri bil sozdan v vide Agri [Nachala]. On est Agri, ibo on bil sozdan kak nachalo etoj vselennoj. Poistine on - Agri, i nazivajut ego Agni tajno. Ibo bogi ljubjat nejavnoe».
Zdes mi vnov stalkivaemsja s igroj slov, kogda sozvuchie predpolagaet shodstvo smisla. Tak cherez strukturu jazika chelovek stremitsja ponjat to, chto, vozmozhno, bilo vlozheno predkami v te ili inie slova. Metod, konechno, zamechatelnij, no trebujushij bolshoj osmotritelnosti (kak vidim, k Vedam voshodit zarozhdenie takoj oblasti znanij, kak paleolingvistika). V kosmogonicheskom aspekte soedinenie Agri s Agni oznachaet, chto ogon bil u istokov zhizni. Bolee togo, on ostaetsja osnovoj zhizni i poznanija. V «SHatopatha-brahmane» privedeni takie rassuzhdenija:
«Dhira, sin SHataparni, priblizilsja k Mahashale, sinu Dzha-bali. Ego sprosil on: «CHto poznav, priblizilsja ti ko mne?» - «Ogon poznal ja». - «Kakoj ogon poznal ti?» - «Rech». - «Kakim stanovitsja tot, kto poznal etot ogon?» - «Sposobnim govorit stanovitsja tot, - otvetil on, - rech ne pokidaet ego».
Dalee vijasnjaetsja, chto ogon pretvorjaetsja v zrenie, misl, sluh, dihanie. Dhira govorit: «Poistine dihanie est etot ogon. Poistine, kogda chelovek zasipaet, v dihanie vhodit rech, v dihanie - zrenie, v dihanie - misl, v dihanie - sluh. Kogda on prosipaetsja, oni vnov rozhdajutsja iz dihanija...»
Nakonec, Agni nazivaetsja i poglotitelem pishi. Kogda Indra predlozhil sovershit zhertvoprinoshenie v chest svoih bratev Agni i Somi, oni soglasilis olicetvorjat etot ritual: «Odin iz nih stal poglotitelem pishi, drugoj - pishej. Poistine Agni stal poglotitelem pishi, Soma - pishej».
Esli sopostavit vse to, chto bilo skazano v privedennih vishe tekstah o svojstvah i naznachenii ognja-Agni, on predstaet - pomimo vsego prochego - kak simvol zhiznennoj energii, processa gorenija vnutri zhivogo organizma, dogadka zamechatelnaja! Ved process zhiznedejatelnosti v nauke prinjato sopostavljat s medlennim goreniem, dlja podderzhanija kotorogo sluzhit dihanie (potreblenie kisloroda) i pitanie (ispolzovanie «gorjuchego»).
Konechno, drevneindijskie mudreci ne razmishljali o himicheskih osnovah zhiznedejatelnosti. Odnako sut projavlenija zhizni kak odnogo iz voploshenij ognenosnoj i svetonosnoj stihii oni postigli verno. Ved to, chto mi nazivaem kalorijnostju pishi, est i ee «agnijnost» (v smisle energoemkosti, kotoruju usvaivaet chelovecheskij organizm). No ne budem zabivat, chto Agni bil dlja drevnih indijcev ne tolko voplosheniem ognja, no i mifologicheskoj figuroj. U ritualnogo kostra oni vzivali k nemu kak posredniku mezhdu ljudmi i bogami: «O Agni, tolko ta zhertva i tot obrjad, kotorie ti ohvativaesh so vseh storon, idut k bogam».
Soglasno predaniju, Agni pojavilsja na svet sam po sebe (po drugim versijam - iz vod, na nebe ili ot soedinenija materi-zemli s otcom-nebom, chto mozhno tolkovat kak vertikalnij razrjad molnii). Bogi pozhelali, chtobi on stal prinosit dlja nih zhertvennie dari. On ispugalsja, chto s ugasaniem zhertvennogo ognja zachahnet i on, a potomu reshil ukritsja v bezbrezhnih vodah. Na zemle vocarilsja mrak, kotorim vospolzovalis demoni, chtobi ustanovit svoe gospodstvo.
Prishlos bogam otpravitsja na poiski Agni. Im pomogla riba, dlja kotoroj bil nesterpim zhar Agni. Ona otkrila bogam ego ubezhishe. Razgnevannij Agni prokljal ribu, i s teh por ne sposobni ribi krichat ot boli, vovse lisheni rechi i ne vinosjat ne tolko ognja, no dazhe sveta i tepla.
Est li v etom mife potaennij glubokij smisl? Vrjad li. Daleko ne vsegda ljudi rasskazivali tolko mudrie pritchi ili poeticheski ukrashennie filosofskie idei. Neredko v pamjati naroda sohranjalis zanjatnie, a to i pikantnie istorii, beshitrostnie volshebnie skazki.
No dlja ljudej, konechno zhe, glavnimi bili ne fantasmagorii ili poeticheskie obrazi, kotorie navevaet trepetnij i moguchij, izmenchivij i v to zhe vremja postojannij ogon kostra. Bog Agni bil prezhde vsego voplosheniem sveta i tepla, kotorij razgonjaet vkradchivih demonov nochi, podnimaetsja v nebo, unosja s soboj molitvi i gimni; Agni, splachivajushij semju vokrug domashnego ochaga.
Mozhet pokazatsja strannim, chto v drevnosti u ljudej ogon ne associirovalsja s groznoj i gubitelnoj siloj, vrazhdebnoj cheloveku i vsemu zhivomu. «Dlja bolshinstva gimnov harakterno, - pisal V.N. Toporov, - chto Agni gorit, sijaet, osveshaet, obladaet vsemi silami, zapolnjaet vozdushnoe prostranstvo, otkrivaet dveri tmi, ukrepljaet nebo i zemlju, ohranjaet ih, voshodit na nebo, rozhdaet oba mira, zhivet v vode; znaet vse puti, vse mudrosti, vse miri, vse ljudskie tajni; nabljudaet za vsem na svete, pravit zakonom; privodit bogov na zhertvoprinoshenie. Agni druzhestven k ljudjam, k dolgu, soedinjaet suprugov, prinosit bogatstvo, pooshrjaet pevcov, porazhaet vragov, tmu... Iz ego epitetov osobenno izvestni: Dzhatavedas - «znatok vseh sushestv» (ili «znajushij o predshestvujushih rozhdenijah»), Tanunapat - «sin samogo sebja», Vajshvanara - «prinadlezhashij vsem ljudjam»...»
Pochemu v etom dlinnom perechne otsutstvujut «otricatelnie» cherti? Razve ne bilo togda silnih lesnih i stepnih pozharov? Razve ogon ne pozhiral zhilisha? Verojatno, prichini bitovih pozharov ljudi po spravedlivosti svjazivali ne stolko so stihiej ognja, skolko s «chelovecheskim faktorom». S dejstvujushimi vulkanami, ognedishashimi gorami, arii vstrechalis redko, a lesnie i stepnie pozhari tozhe bili delom ruk samih ljudej (kak togda, tak i nine). Vot pochemu Agni schitalsja bogom sveta, dobra, istini.

§§ АГНИ

Скачать: агни.doc || Скачать: агни.mp3

Страница сгенерирована за 0.089533 секунд

{ вернуться в начало } { главная }

Твоя Йога. Твоя Йога