РАЗВИТИЕ РЕБЕНКА В РАННЕМ ОНТОГЕНЕЗЕ И ФУНКЦИИ МАТЕРИ

{ йога } { астрал } { магия } { чакры } { гадания } { гороскопы } { фэн-шуй } { сонники } { эзотерика } { лечение } { пирамиды } { мантры } { медитация } { гипноз } { предсказания } { психология }
развитие, ребенка, раннем, онтогенезе, функции, матери Подгузники памперсы для новорожденных Как Правильно Выбирать.

«Развитие ребенка в раннем онтогенезе и функции матери»

Развитие ребенка в раннем онтогенезе и функции матери.

Пренатальное развитие. Первый триместр.
1. Развитие чувствительности и нервной системы в этот период происходит необыкновенно интенсивно. Основные структуры головного мозга закладываются на 5-й неделе развития, морфофункциональные основы высших нервных функций - в 7 - 8 недель. С 6 до 8 недели происходит образование центральной и периферической нервной системы, Еще раньше - с конца третьей недели - начинает биться сердце эмбриона Синтез гормонов начинается со второго месяца, когда закладываются и дифференцируются периферические органы эндокринной системы. Однако связей между периферическими и центральными отделами эндокринной системы еще нет.
Развитие органов чувств и появление чувствительности также отмечается очень рано. В 6 недель начинает функционировать вестибулярный аппарат, в 7,5 недели отмечается ответная реакция на прикосновение к коже в области губ, а в 8 недель появляется кожная чувствительность на всей поверхности тела, и эмбрион реагирует на прикосновение в любой части тела. Эта реакция представляет собой локальный ответ, без генерализации возбуждения. Общая генерализованная реакция на прикосновения в форме отстранения от источника раздражения возникает позже. В 9 недель появляются вкусовые почки на языке, заглатывание околоплодной жидкости и попадание ее в желудок. В этом же возрасте функционирует выделительная система, образуется и выделяется моча. В 10 недель появляется мышечная активность, наблюдается открывание рта, а в 10,5 недели - сгибание пальцев рук. В этом возрасте эмбрион активно передвигается в околоплодной жидкости, прикасается к стенке плодного пузыря, изменяет траекторию своего движения. В 11 – 12 недель уже есть хватательный рефлекс, а в 13 - сосательный. При прикосновении своего пальца к области рта развивающийся ребенок захватывает его ртом и сосет
Таким образом, этот период в развитии характеризуется возникновением чувствительности и способности переживать в субъективных состояниях внутреннюю и внешнюю стимуляцию Регуляция притока стимуляции в мозг начинается практически еще до образования первых структур мозга: биение сердца плода начинается значительно раньше, с 21-го дня. Само возникновение первых структур центральной и периферической нервной системы осуществляется на фоне уже имеющейся ритмической стимуляции, которая может служить материалом для первого появляющегося в онтогенезе анализатора - вестибулярного. Наличие в 7,5 недели ответа на кожное раздражение является показателем именно кожной чувствительности. Наличие субъективных переживаний от сейсмостимулов, возбуждающих вестибулярный аппарат, до настоящего времени не стало специальным предметом научных исследований, по крайней мере в отношении их представленности в субъективном опыте ребенка. Однако известно, что сейсмическая чувствительность в форме сейсмотаксиса характерна для самых ранних уровней развития психики в филогенезе (простейшие, находящиеся на стадии элементарной сенсорной психики). Именно при исследованиях этой чувствительности выявлены элементарные формы привыкания и образования временных связей у ресничных инфузорий. Появление у ребенка явной чувствительности в 7,5 недели - это факт наличия, а не момента возникновения ощущения. Проблема возникновения субъективного переживания, которое является внутренним критерием психики, и ее связь с чувствительностью, как внешним выражением этого феномена, достаточно сложна и мало разработана относительно раннего онтогенеза ребенка. Однако для выделения материнских функций вполне достаточно, что вестибулярная, кожная, вкусовая и проприоцептивная чувствительность возникает у ребенка задолго до того, как окончательно формируется вся нейрогуморальная основа эмоциональной регуляции.
2-й, 3-й 4-й пункты на этом этапе нужно рассматривать взаимосвязано. Возникающие формы чувствительности образуют достаточно богатый, постоянно присутствующий и дискретный мир для субъективных переживаний. Видимо, нет никаких оснований для утверждения о разделении в субъективном опыте ребенка на этом уровне развития «внешнего и внутреннего населения», то есть разного по качеству переживания внутренней и внешней стимуляции и локализации внешней стимуляции вне собственного тела. Нет достаточных оснований и для утверждения о его способности регулировать за счет собственной активности уровень сенсорной стимуляции. Пока речь может идти только о наличии стимуляции, ее дискретном характере, причем как ритмичном, так и не подверженном закономерностям появления и исчезновения. Появление реакций отстранения от давления в области тела и, напротив, приближения, захвата ртом и осуществления сосательных движений на стимуляцию области рта позволяют предположить два альтернативных субъективных состояния, которые служат основой возникновения в дальнейшем двух первичных эмоциональных состояний – удовольствия и неудовольствия. Наличие подобных состояний, обеспечивающих таксисное поведение простейших животных для избегания отрицательной стимуляции и достижения и сохранения положительной в филогенезе, рассматривается как появление первичных состоянии, аналогичных по функциям эмоциям удовольствия и неудовольствия. И в отношении простейших, не обладающих нервной системой, и в отношении первых месяцев эмбриогенеза говорить о субъективном характере этих состояний одинаково сложно. Таким образом, этот период развития можно охарактеризовать как появление стимуляции, необходимой для развития мозга и поддержания его в стеническом состоянии, и субъективного переживания этой стимуляции. Интенсивность этой стимуляции достаточно жестко ограничена условиями внутриутробного развития и особенностями физиологического развития плода. На развитие нервной системы в этот период оказывают влияние биохимические факторы, поступающие непосредственно в кровь ребенка из крови матери, то есть их наличие не переживается субъективно, а только изменяет процессы метаболизма и могут ощущаться только последствия их воздействия (изменение в функционировании физиологических систем, влияющее на общее состояние организма; может ли плод субъективно переживать эти состояния в данный период, определенно сказать невозможно). Поэтому вполне реально предположить, что качество субъективного переживания стимуляции, воспринимаемой сенсорными системами, которое никак не зависит от активности ребенка и поведения матери, не должно быть дискомфортно (так как поведение избегания по отношению к нему невозможно). Значит, именно это качество и интенсивность стимуляции, поскольку они необходимы и достаточны для развития мозга и поддержания его уровня возбуждения, «осваиваются» развивающейся нервной системой, как то качество и интенсивность субъективного состояния, которое в дальнейшем станет «маркером» состояния, которое надо иметь и поддерживать, то есть соматической основой стенической положительной эмоции. Как известно, ей соответствует средний уровень плотности нервной стимуляции. Повышение его уровня при увеличении уровня стимуляции за счет возникновения дополнительной стимуляции от кожной чувствительности поверхности тела, возможно, ведет к превышению оптимального уровня и стремлению его уменьшить - отстранению от прикосновения. Эта реакция появляется вторично, после реакции, положительно направленной к раздражению - в области рта. Эволюционная необходимость развития положительной эмоциональной реакции на акт cocaния и ее связь с пищевой доминантой обеспечиваются ранним развитием вкусовой чувствительности и проприоцептивной в области желудка (заглатывание околоплодной жидкости с 9 недель) на фоне уже имеющейся положительной реакции на тактильное прикосновение в области рта. Первые реакции от кожного прикосновения еще не носят характера избегания. Однако в естественных условиях внутриутробного развития эта стимуляция может возникать только от прикосновения околоплодной жидкости, которая постоянна и не подвержена еще воздействию от сокращений матки, а также от соприкосновения частей тела эмбриона. Эта стимуляция по интенсивности достаточно однородна и также не зависит от активности ребенка и матери. Поэтому она также может входить в разряд той, которая сонет субъективную основу соматического переживания оптимального состояния для развития мозга. Соприкосновение со стенкой околоплодного пузыря и изменение траектории движения отмечается с 10 недель. До этого при экспериментальном воздействии, которого не возникает в естественных условиях, эмбрион проявляет реакцию отстранения. Таким образом, можно предположить, что интенсивность стимуляции, по крайней мере в кожной чувствительности, обретает уровень, субъективное переживание при котором разделяется да положительное и отрицательное. Возможно, именно с этим связано появление чувствительности в области рта раньше, чем на остальной поверхности тела: ведь ее надо «переводить» в механизм сосательного рефлекса, а он однозначно должен обладать положительным эмоциональным переживанием. Вся остальная кожная чувствительность должна приобрести способность к дифференцированному различению интенсивности воздействия, на отрицательном полюсе которого слишком большая интенсивность (боль), а на положительном полюсе - малая интенсивность, соответствующая нежному прикосновению. Интенсивность стимуляции и ее роль в возникновении положительной и отрицательной окраски ощущения подробно проанализированы В. Вундтом и являются проблемой психологии восприятия и психологии эмоций. Эмоциональные переживания всех переходных состояний - длительная и полная загадок история развития кожной и проприоцептивной чувствительности до и после рождения. Таким образом, можно сказать, что в первом триместре появляется соматическая основа для переживания положительного эмоционального состояния, обеспечивающего оптимальный уровень возбуждения мозга, соответствующий в дальнейшем стеническим эмоциям, и появления основы для отрицательного эмоционального состояния, необходимого для регуляции оптимального уровня стимуляции (уменьшения слишком высокого градиента стимуляции). Увеличение стимуляция, если она слишком мала, пока еще невозможно, так как двигательная активность не подчиняется самостоятельной регуляции, а возбуждается от сейсмической стимуляции сердечных сокращений и перемещений плода в плодном пузыре. Уменьшение же ее становится возможным с 10 недель - изменение траектории движения и прекращение стимуляции от прикосновения. Можно сказать, что первыми признаками регуляции уровня стимуляции в положительном направлении за счет движений плода являются хватательный и сосательный рефлексы. Их наличие не может вызывать дискомфорта, так как само возникновение этих рефлексов продлевает стимуляцию (увеличивает суммарную интенсивность плотности нервной стимуляции). Другими словами, к концу третьего месяца можно констатировать не только разнообразные сенсорные переживания, но и эмоциональные, служащие основой развития эмоций, сопровождающих комфортное и дискомфортное состояние.
2. О структуре деятельности на этом этапе говорить очень трудно, так как проблематично само существование деятельности, поскольку деятельность в психологии рассматривается как организация активности субъекта для удовлетворения потребности и выделяется по критерию потребности, для удовлетворения которой она производится. В рассматриваемый период происходят только формирования состояний и механизмов, которые будут обеспечивать организацию такой активности и само переживание напряжения и удовлетворения потребности. Можно говорить только о возникновении субъективныx переживаний, которые позднее встроятся в потребности во впечатлениях и пищевую, а также об основах эмоциональных состояний, которые будут сопровождать напряжение и удовлетворение потребности. То есть формируются отдельные компоненты как состояний, так и физиологических механизмов, не выполняющих еще функций организации активности всего субъекта для изменения субъективного состояния. Однако появление к 10 неделям реакций, аналогичных таксисному поведению низших животных, позволяет по крайней мере допустить, что начинают связываться в единую триаду отрицательное состояние, положительное и существующий между ними временной промежуток, заполненный проприоцептивной стимуляцией от собственного движения. Все это по феноменологии аналогично низшему уровню элементарной сенсорной психики. Однако нельзя забывать, что в филогенезе это устойчивая организация, обеспечивающая эффективное решение задач самостоятельной жизнедеятельности субъекта, а у ребенка это только этап в развитии совсем другой организации. Его задачи жизнедеятельности состоят в развитии и решаются за счет функционирования организма матери. Таким образом, по аналогии с выделенными в эволюции психики стадиями развития, можно назвать этот период развития структуры деятельности элементарным сенсорным. Особенностью субъективного переживания является переживание внешней и внутренней стимуляции как изменение своего субъективного состояния, ориентация на градиент интенсивности стимуляции для ее оценки как положительной, так и отрицательной. Изменение этого градиента собственного субъективного состояния переживается как то, что надо сохранить и продолжить, или то, что надо уменьшить или увеличить. Оптимум состояния соответствует оптимуму стимуляции. Этот оптимум и можно определить как состояние комфорта. Вся «деятельность» состоит в изменении активности, в результате которой достигается этот оптимум. Однако, если в филогенезе этот оптимум генетически определен в форме таксиса, то в онтогенезе он «осваивается» развивающимся мозгом на «материале» имеющейся внутриутробной стимульной среды, Эта среда фиксирована в отношении качественных и количественных параметров стимуляции и может быть оценена как эволюционно ожидаемая среда [Е.А. Сергиенко], причем совпадающая с границами жизни субъекта и поэтому абсолютно однозначно обеспечивающая развитие видотипичных особенностей нервной системы человека. Как известно, главной особенностью этого развития является формирование мозга в процессе и на материале поступающей стимуляции. Переживание определенного качества и интенсивности своего субъективного состояния и наделение его статусом «удовольствия» (пока в более общей форме состояния комфорта) и «неудовольствия» (состояние дискомфорта) формируется таким же путем. Таким образом, этот период развития аналогичен по субъективным переживаниям низшему уровню элементарной сенсорной психики, но различен в плане наличия деятельности как целостной единицы жизнедеятельности. В этом отношении его можно назвать «додеятельностным». Это в корне отличается по логике развития от филогенеза, где само субъективное переживание возникает одновременно с возникновением деятельности при изменении формы субъектно-объектного взаимодействия и служит для регуляции этой деятельности. У ребенка еще нет взаимодействия с в несуществующим объектом, необходимым для удовлетворения потребностей и сохранения целостности субъекта. Однако необходимость притока стимуляции для развития мозга является началом образования потребности во впечатлениях, неадекватный уровень которой, во-первых, вызывает дискомфорт, а во-вторых, побуждает субъекта к активности для изменения этого уровня. На самом деле говорить о субъекте на этой стадии развития без дополнительных комментариев очень трудно. Не вдаваясь в ложную философскую и психологическую проблему определения субъекта, поясним, что субъект и организм - не тождественны. Субъект на ранней стадии развития, до появления образа себя, существует в форме и в момент субъективного переживания. На первых этапах развития вся стимуляция переживается как изменение своего состояния, и нет разницы, где источник этой стимуляции. Однако свойство этой стимуляции изменяться при двигательной активности субъекта делает возможным расценивать ее как внешнюю па отношению к самому субъекту, как общему субъективному переживанию своего существования, бытия. Поэтому уже на этой стадии развития можно говорить о существовании условий, которые субъекту необходимо поддерживать при помощи своей активности. Никакие другие нужды не подлежат регуляции со стороны активности ребенка: все необходимое поступает с кровью матери. А вот стимуляцию появляется возможность очень рано изменять за счет своей, пока еще непроизвольной, но все же активности. Именно поэтому потребность во впечатлениях является действительно первой настоящей потребностью, и активность ребенка, направленная на регуляцию этой стимуляции, может быть рассмотрена как элементарная форма деятельности, в которой есть потребностные состояния и их субъективное переживание как напряжение и удовлетворение этой потребности. Первая такая потребность может быть охарактеризована как потребность в поддержании оптимального стенического состояния мозга, которое само является физиологической основой потребности во впечатлениях. Придание состоянию удовлетворения этой потребности статуса эмоции удовольствия происходит еще в первый триместр беременности. В дальнейшем оно преобразуется в потребность в положительном (стеническом) эмоциональном состоянии, которое первоначально удовлетворяется за счет притока впечатлений, а затем в получении совершенно определенных стимулов, наилучшим образом это состояние обеспечивающих. Включение в этот процесс матери происходит позже. Таким образом, можно говорить о дифференциации потребности в обеспечении оптимального уровня возбуждения в потребность во впечатлениях и потребность в комфортном эмоциональном состоянии, которые первоначально были двумя составляющими одной потребности. Состояние эмоционального комфорта становится ценным как таковое. Дальнейшее развитие на его основе эмоции удовольствия и ее переживание при удовлетворении любой потребности связаны с развитием нейрогуморальных механизмов эмоций. Соматическое состояние, соответствующее эмоциональному комфорту, также приобретает статус потребностного состояния, что ведет к образованию активности для его достижения и поддержания как самостоятельной деятельности. Таким образом, основа для дифференциации потребности во впечатлениях и потребности в эмоциональном комфорте закладывается уже в первом триместре в процессе дифференциации своих субъективных состояний и развития чувствительности.
5. В рассматриваемый период развития функции матери практически совпадают с функциями ее организма. Условия внутриутробного развития жестко фиксированы, изменения в функционировании материнского организма регулируются гормональными изменениями. Возникающие при эмоциональных состояниях изменения ее поведения и гормонального фона матери еще не воспринимаются плодом. Они оказывают обязательное воздействие на организм матери и опосредовано - на физиологическое состояние плода. Первые 4 - 6 недель ни физическое, ни эмоциональное самочувствие матери не изменится. Она не знает о своей беременности ни на уровне сознания, ни на уровне самочувствия. Именно в этот период происходит возникновение чувствительности у развивающегося ребенка. Дифференциация субъективного переживания стимуляции как положительной и отрицательной к 10 неделям возникает при тактильной стимуляции, которая никак не зависит от матери. В этот период у матери как раз возникают первые соматические переживания состояния беременности и изменения эмоционального состояния под воздействием гормональных перестроек. И то и другое весьма неблагоприятно переживается, причем не только человеком, но и высшими приматами. Адаптивное значение эмоционального и физического самочувствия состоит в ограничении контактов с внешней средой, защитой от попадания в организм матери вредных для ребенка веществ, возможно, в очищении организма от шлаков за счет вынужденной диеты и поста, ограничении социальных и половых контактов (что необходимо, так как сильно угнетен иммунитет), за счет общего понижения эмоционального состояния, раздражительности, сонливости и т.п. Такое достаточно интенсивное негативное состояние, однако, никак не может быть помехой развитию плода. В этом отношении эволюционные механизмы достигают оптимального баланса. Развивающийся плод не требует еще больших энергетических затрат от материнского организма, приток стимуляции для развития его мозга достаточен от наличия самой среды и развивающегося организма ребенка, нейрогуморальная основа эмоций еще не сформирована и не готова включать в свое функционирование гормональные изменения при эмоциональных переживаниях матери. Механические сокращения матки «не доходят» до маленького, свободно располагающегося в ней плодного пузыря. Другими словами, если мать переживает свое состояние просто как временное недомогание, то ребенка это практически «не касается». А поскольку это недомогание само регулирует отношения матери с внешним миром, то ее функции состоят в следовании этому своему состоянию
Многочисленные исследования состояния женщины во время беременности свидетельствуют, что выраженность соматических и эмоциональных переживаний в первом триместре сама по себе не влияет на успешность беременности. Однако эмоциональное отношение женщины к этим состояниям и их когнитивная интерпретация сильно зависят от такого фактора, как принятие беременности (желанность беременности) Если первое негативное отношение к факту беременности в течение первого триместра меняется, то в дальнейшем это не сказывается на развитии ребенка. Однако чаще всего оно связано с достаточно серьезными личностными и социальными причинами и оказывает сильное влияние на развитие материнского чувства в дальнейшем, когда переживания матери уже небезразличны для развития ребенка.
Другими причинами нарушения течения беременности являются сильные стрессы или устойчивое состояние тревоги у матери. Они отрицательно действуют на ее собственное физиологическое состояние и таким образом нарушают развитие плода за счет биохимических воздействий, наиболее опасных в этот период, или вызывают аборт вследствие сокращений матки при сильном стрессе. В природных условиях такое состояние матери может возникать вследствие существенного изменения физической и социальной среды, что является неблагоприятным условием для рождения и воспитания потомства. С эволюционной точки зрения подчинение матери своим состояниям и в этих случаях оказывается адаптивным. Осознание матерью факта беременности и его последствий возникает только на достаточно поздней стадии развития человечества, когда все физиологические механизмы, обеспечивающие успешность неосознаваемой беременности, уже полностью стабилизированы. Во всех культурах факт беременности расценивается как положительный для общества. Поэтому и женщина должна его оценивать так же. Появление «нежеланной» для общества и женщины беременности также достаточно позднее, связанное с исчезновением матриархата явление. Поэтому все традиционные представления о поведении и переживании женщины в первый период беременности (да и в остальные) ориентированы на принятие беременности и оценке этого факта как положительного. Исключения («незаконная беременность») не должны нарушать регулирующую роль принятых в данной культуре правил поведения беременной женщины. Поэтому возможный прогноз своего состояния как угрожающего дальнейшему благополучию, а не просто переживание его как временного недомогания, что возможно только при наличии сознания, корректируется общим положительным смыслом этого состояния как состояния беременности. Таким образом, возможные последствия сознательной интерпретации своего состояния женщиной устраняются при помощи ориентации на образ будущего ребенка и связанные с материнством положительные эмоции. Со стороны ближайшего окружения обеспечиваются большая забота и внимание, снисходительность к состоянию и переживаниям будущей матери.
Можно сказать, что функции матери в первый из анализируемых периодов состоят в подчинении своему состоянию и не интерпретации его как угрожающего будущему благополучию. На досознательном уровне первое обеспечивается самой физиологией беременности, а второго просто нет. На сознательном уровне второе корректируется при помощи норм и правил поведения, направленных на устранение отрицательных последствий интерпретации своих состояний и осознания беременности.

Второй триместр

1. Основными особенностями развития нервной системы в этот период, интересующими нас для выделения материнских функций, являются две. Первая - это стратегическое изменение развития мозга по сравнению с остальными приматами. С 16 недель начинает формироваться специфически человеческая пространственная организация мозга. Поскольку с этого же времени отмечается моторная реакция на звук, то вся специфически человеческая звуковая среда (речевая) становится той внешней стимуляцией, которая участвует в развитии антиципационных механизмов, необходимых ребенку для жизни в человеческом обществе после рождения. К пяти месяцам мозг функционирует как целостная система, в 20 - 22 недели спонтанная электрическая активность мозга уже может быть зарегистрирована с помощью соответствующей аппаратуры.
Второй особенностью этого триместра являются формирование и функционирование нейрогуморальной системы. На четвертом месяце гипофиз осуществляет синтез гормонов, и гипоталамус контролирует функции гипофиза К пяти месяцам включаются корковые структуры и замыкаются нейроэндокринные связи. Организм ребенка не только обеспечивает собственную гормональную регуляцию, но включается в эндокринную систему матери (при заболевании матери диабетом вырабатываемый эндокринной системой плода инсулин обеспечивает и ребенка, и мать). Таким образом, к пяти месяцам центры удовольствия-неудовольствия, находящиеся в гипоталамусе, включены в общую систему и получают стимуляцию как от соматического состояния самого ребенка, так и «напрямую» - от поступающих с кровью гормонов матери, образующихся при ее собственных эмоциональных состояниях. Известно, что плацентарный барьер не пропускает адреналин, зато пропускает эндорфины и катехоламины. Поэтому резкий выброс адреналина, характерный для стрессового состояния, действует главным образом на мышцы матки, вызывая их тонус. Это опосредованно воздействует на ребенка за счет изменения давления околоплодной жидкости и кровоснабжения, так как при сокращении тканей матки сужаются кровеносные сосуды и уменьшается поступление крови в пуповину. Гормональные изменения в крови матери при переживании тревоги или радости прямо воздействуют на гипоталамус ребенка. Пока еще нет достаточных экспериментальных данных о том, с какой интенсивностью переживает этот приток гормонов ребенок, хотя самому этому факту уделяется большое внимание в некоторых психоаналитических направлениях. Хорошо известно из акушерско-гинекологической и бытовой практики, что во второй половине беременности ребенок реагирует изменением двигательной активности на эмоциональное состояние матери. Современные исследования пренатального развития и психологии беременности подтверждают возможность переживания ребенком эмоционального состояния матери двумя рядами фактов. Во-первых, начиная с 22 недель отмечаются адекватные двигательные и эмоционально-выразительные реакции ребенка на положительные и отрицательные стимулы во вкусовой, тактильной, слуховой чувствительностях, а с 26 - 28 недель мимическое выражение фундаментальных эмоций (радость, удивление, страх, гнев - по данным внутриутробных кино- и фотосъемок и у преждевременно рожденных детей [К. Изард, А.С. Батуев, А.И. Брусиловский и др.]). Во-вторых, на развитие нервной системы и особенностей эмоциональной сферы ребенка оказывает влияние эмоциональное состояние матери именно во втором и третьем триместрах, в первую очередь наличие стрессов, устойчивого состояния тревоги и депрессивных эпизодов [P.M. Shereshefsky, L. J. Yarrow и др.]. Все эти данные свидетельствуют о том, что нервная система и нейрогуморальные механизмы эмоциональной регуляции обеспечивают возможность эмоционального переживания ребенком своих состояний и состояний матери.
Все формы чувствительности развиты уже к 16 неделям. В 14 недель полностью развиты вкусовая, проприоцептивная, тактильная, вестибулярная системы. В 16 недель есть внутреннее ухо и отмечается моторная реакция на звук, ребенок слышит не только звуки, возникающие в организме матери, но и из внешней среды. Звуковая среда плода необыкновенно богата: сердцебиение матери и шум крови в сосудах (этот ритмичный, слегка шуршащий звук необыкновенно напоминает по ритму и звуковысотным характеристикам морской прибой), звуки перестальтики кишечника, преобразованный костной системой и водной внутриутробной средой голос матери. Во второй половине беременности ребенок находится в постоянной звуковой стимуляции, причем очень интенсивной. Уже в этом возрасте его слуховой анализатор выборочно реагирует на высокие и низкие звуки: чувствительность к низкочастотным звукам понижена, что защищает ребенка от гиперстимуляции внутриутробной среды. Чувствительность к высокочастотным звукам, которые соответствуют высотным характеристикам человеческой речи, напротив, повышена. Исследования, описанные А. Бертин, а также другие данные о реакциях ребенка во второй половине беременности на музыкальную и другую звуковую стимуляцию послужили основой для рекомендаций по организации «пренатального воспитания»: рекомендуется высокочастотная структурированная стимуляция (мелодичная песенная и классическая музыка). Возможно, такая избирательность создает преддиспозицию для предпочтения ребенком звуковых характеристик женской речи.
Внутриутробно развивается и зрительный анализатор. В 16 недель отмечается движение глаз, в 17 - мигательный рефлекс, с 26 недель реакция на резкое освещение стенки живота матери (зажмуривание, отворачивание головы).
К середине внутриутробного периода хорошо развита двигательная активность. Сформированы некоторые рефлексы, сосательный рефлекс представлен уже в форме целостной сенсомоторной координации. В 18 недель ребенок перебирает руками пуповину, сжимает и разжимает пальцы рук, дотрагивается до лица, а чуть позже даже закрывает лицо руками при неприятных звуковых стимулах. Генерализованный ответ в форме реакции удаления или приближения на тактильное раздражение отмечается с 3 - 4 месяцев. Наблюдения за реакциями ребенка с помощью УЗИ, внутриутробной съемки, самоотчеты матерей свидетельствуют, что примерно с 20 недель ребенок не только реагирует на прикосновение рук матери (поглаживание, легкое похлопывание, прижимание ладони к животу), но и способен включать такое воздействие в свои двигательные реакции. После нескольких недель «обучения» ребенок отвечает на тактильную стимуляцию определенного типа (ритмическое похлопывание в определенной части живота) движением, непосредственно направленным в руку матери. С 24 - 26 недель возможно обучить его ответу на комплексный раздражитель: пропевание матерью музыкальной фразы и тактильное воздействие. Этот способ, введенный датским врачом Францем Вельдманом, получил название «метода гаптономии» и используется в практике «пренатального обучения» для налаживания взаимодействия матери с ребенком. Данные, полученные в пилотажном исследовании, проведенном с беременными женщинами-студентками в рамках дипломных работ под руководством автора, позволили установить, что с помощью такого контакта мать может не только вызвать ребенка на контакт, но и успокоить его (при резкой внешней стимуляции, под воздействием которой ребенок ведет себя неспокойно). Такие матери очень тонко различают характер двигательной активности ребенка и безошибочно определяют его эмоциональное состояние. В одном таком исследовании мама «научила» ребенка к 7 месяцам отвечать постукиванием в свою ладонь сначала на пропевание мелодии, сопровождаемой отбиванием рукой такта, а затем только на один из этих стимулов, который она использовала как для инициации контакта, так и для успокоения ребенка при необходимости. Хорошо известно, что беременные женщины активно используют поглаживание живота и «уговаривание» ребенка, если считают, что он ведет себя неспокойно. Обычно матери не анализируют специально характер двигательной активности ребенка и свое состояние при этом, но при экспериментальной постановке такой задачи достаточно четко описывают и характер шевеления ребенка, и свои переживания при этом (собственные данные автора).
Достижения последних десятилетий по выращиванию преждевременно родившихся детей начиная с 22 недель свидетельствуют, что с этого периода ребенок может успешно развиваться вне организма матери, все формы чувствительности и эмоционального переживания стимуляции у него уже сформированы. Известно, что до возникновения специальных технологий выращивания недоношенных детей вне контакта с матерью родившиеся преждевременно жизнеспособные дети (а этот возраст начинался примерно с 7 месяцев) считались получившими «ранний биостарт» и становящимися впоследствии зачастую более способными, чем их вовремя родившиеся сверстники. Современные исследования недоношенных детей, напротив, свидетельствуют о значительных проблемах в их развитии. В последнее время это стали связывать с ранней сепарацией от матери, принятой в практике выращивания недоношенных. Это послужило основанием для введения обязательного контакта таких детей с матерью (или другим взрослым), что значительно повышает успешность их развития.
2. По развитию структуры деятельности можно охарактеризовать этот период как «сенсорный» (по аналогии с соответствующей стадией развития психики в филогенезе). Теперь по субъективному переживанию и организации двигательной активности они действительно подобны. Ребенок ориентируется на свои субъективные переживания и при помощи своей двигательной активности регулирует интенсивность поступающей стимуляции: заглатывает больше околоплодной жидкости или меньше в зависимости от ее вкуса (сладкая или горькая), отворачивается от источника неприятного звука с соответствущей гримасой неудовольствия, выражением страха или приближается и отвечает двигательной реакцией (прикосновение) на прикосновение матери и звук ее голоса, по-разному реагирует на интенсивность и стиль двигательной активности матери. Видимо, ребенок может вполне успешно регулировать общее количество стимуляции, необходимое для поддержания нервной системы в определенном состоянии возбуждения. Его двигательная активность повышается, если мать недостаточно активна (особенно в вечерние часы перед сном матери). Может ли ребенок в этот период, да и вообще до конца внутриутробного периода, переживать стимуляцию в каких-либо сенсорных системах не как свое состояние, а как вне его существующую, сказать невозможно. По крайней мере, в этом отношении речь может идти только о тактильной чувствительности. Скорее всего можно говорить о возникновении локализации ощущений на определенных участках тела, что вполне реально именно для вкусовой, кожной и проприоцептивной чувствительности. Но если вкусовая чувствительность в данном случае охватывает всю площадь периферического конца анализатора, то в кожной и проприоцептивной чувствительности возможна локализация раздражения по месту и занимаемой площади. Об этом свидетельствуют вполне адекватные двигательные реакции частей тела ребенка в ответ на раздражение: стимуляция «нелокализованная» (слуховая, сейсмическая, от эмоционального состояния матери) вызывает изменение общей двигательной активности, а стимуляция тактильная - вполне дифференцированный ответ, вплоть до точной ориентации движения (ответное прикосновение к руке матери, ощупывание пуповины, сосание пальца или кулачка). Продолжая аналогию с филогенезом, можно сравнить этот период развития с высшим уровнем сенсорной стадии, когда появляется дифференцированное ощущение от поверхности тела и локализованный двигательный ответ на это раздражение (например, у дождевого червя). Площадь раздраженного участка и комплексность тактильного анализатора дают возможность анализировать не одно качество раздражителя, а их совокупность (структуру поверхности, упругость, несколько позднее температуру и др.) Это также является отличительной чертой высшего уровня сенсорной стадии психики в филогенезе (ориентация на совокупность свойств среды).
3. В развитии эмоциональных переживаний комфорта и получаемых от собственной активности результатов происходит серьезное изменение Способность ребенка за счет изменения своей двигательной активности регулировать уровень стимуляции позволяет предположить, что состояние эмоционального комфорта, соответствующее оптимальному уровню, стимуляции для поддержания уровня возбуждения нервной системы, переходит в статус потребности. Одновременно возникает «информационное обеспечение» объекта деятельности, удовлетворяющего эту потребность. Постоянное присутствие стимуляции от организма матери, воспринимаемое сенсорными системами и уже «освоенное» развивающимся мозгом как обеспечивающее необходимый уровень возбуждения, представлено теперь устойчивыми стимулами, знакомыми и постоянно присутствующими, которые и обеспечивают чувство эмоционального комфорта. К ним прибавляется стимуляция от собственной активности. Когда есть дополнительный к «фоновому» приток стимуляции, ребенок проявляет меньше активности, поддерживая некоторый ее уровень за счет определенного уровня своей активности. При недостатке этой «дополнительной» стимуляции от матери он повышает свою собственную активность. Видимо, очень рано в «фоновую» стимуляцию, помимо стимулов от матери, входит переживание от своих состояний (проприоцептивные, кожные, вкусовые и т.п.). Его изменение при двигательной активности ребенка также есть у него постоянно и образует основу потребности в двигательной активности, эту стимуляцию доставляющую. Потребность в движении выделяется в качестве одной из базовых потребностей ребенка Л. И. Божович, К. Роджерсом, А. Маслоу и др.
Поскольку ребенок воспринимает эмоциональное состояние матери непосредственно и может образовывать некоторую связь между поведением матери и ее эмоциональным состоянием, реально предположить, что уже во втором триместре есть основа для объединения переживаний от изменения ее ритма движений, голоса, сердцебиения и т.п. и непосредственно гормонального фона, происходящих при ее эмоциональных переживаниях. Здесь речь должна идти не о процессах научения, а об образовании аффективно-когнитивных комплексов, составляющих психофизиологическую основу эмоциональной окраски ощущений. Такое предположение соответствует современным взглядам на системогенез мозга, а также теории сензитивных периодов и соответствии эволюционно ожидаемых условий развития адаптивным задачам этого развития [Е.А. Сергиенко]. По крайней мере, избирательность по отношению к стимуляции, обеспечивающей возникновение соответствующих эмоциональных состояний, подкрепленных как собственным переживанием комфорта, так и гормонами матери, вполне реальна и подтверждается благотворным влиянием на ребенка после рождения стимулов, «знакомых» по внутриутробной среде. Таким образом, можно говорить об обеспечении потребностей во впечатлении, эмоциональном комфорте и двигательной активности потребностными состояниями напряжения и удовлетворения и включения в них «среднего звена» - собственной активности ребенка, причем не просто как факт активности, а организованной и достигающей своей цели - изменения и поддержания своего состояния определенного качества. В этом отношении интересными являются данные по внутриутробному развитию близнецов [цит. по Е.А. Сергиенко и др.]. У них обнаружены внутриутробные тенденции к агрессии и аффектам, которые подтверждаются в постнатальном развитии. Один из близнецов может угнетать развитие другого, причем не только за счет более интенсивного роста, но и характером эмоционального взаимодействия с ним. Например, при взаимодействии членов тройни двое из них могут изолировать и игнорировать третьего. У близнецов отмечается ограничение двигательной активности, особенно во второй половине беременности, что рассматривается как сенсорная депривация (в проприоцептивной чувствительности), отрицательно влияющая на развитие нейронных структур мозга.
4. Возможность изменять свое субъективное состояние за счет двигательной активности и переживание при этом соответствующих эмоций могут рассматриваться как начало формирования психофизиологических механизмов будущих переживаний успеха-неуспеха достижения целей. Начало взаимодействия с матерью и переживание ее эмоциональных состояний, причем уже не аморфно, как фона, а определенно, в соответствии с изменением своей двигательной активности и получаемым от соприкосновения со стенками матки ощущениями, позволяет говорить об образовании аффективно-когнитивного обеспечения переживания результатов своей активности и включении в эту систему характерных изменений материнской стимуляции. Можно сказать, что на этом этапе развития переживание комфорта-дискомфорта закрепляется на переживании результатов своей активности и одновременно «принимает» на этот конец «аккомпанемент» от состояния матери. Это самое начало той структуры, которая станет переживанием поддержки извне (от среды, которая пока - организм матери, после рождения станет самой матерью, а еще позже - внешним миром вообще) своей активности, гармоничным собственным переживаниям своей результативности или дисгармоничным (неподдерживающим). Очень смело говорить на этом уровне о начале формирования содержания субъективного опыта, который станет основой качества привязанности, а тем более стиля мотивации достижений. Однако психофизиологические основы этого развития здесь могут быть обнаружены.
5. В этом периоде функции матери уже более конкретны. Они определяются не только переживанием своего физического состояния, но и реакциями на шевеление ребенка. Чувствительность ребенка к эмоциональному состоянию матери и ее общей активности прекрасно совпадает с самочувствием женщины во втором триместре. Он считается наиболее комфортным для нее как физически, так и эмоционально. Физическое состояние стабилизируется, самочувствие обычно хорошее, бодрое, неприятных ощущений нет. Эмоциональная сфера отличается наличием устойчивого фонового приподнятого настроения и повышением лабильности и импульсивности. Это позволяет быстро переходить от одного состояния в другое, главным образом - из отрицательного эмоционального состояния к устойчивому фоновому положительному. Если раньше предполагалось, что женщина в период беременности должна испытывать только положительные эмоции, то теперь считается, что положительным должно быть общее настроение, а кратковременные отрицательные эмоции необходимы для полноценного развития ребенка. Их интенсивность и продолжительность корректируется за счет указанных особенностей эмоционального состояния беременной. Ориентация на состояние ребенка обеспечивает своевременное включение «подкрепляющей положительной стимуляции» при стрессовых переживаниях матери [А. Бертин]. Как видно из анализа развития ребенка, это соответствует логике его развития. Таким образом, функции матери состоят в том, чтобы радоваться жизни и происходящим в ее организме событиям (в первую очередь движениям ребенка), но не «выключаться» из внешней жизни. Однако эта внешняя действительность не предполагает серьезных событий, провоцирующих устойчивое состояние дискомфорта и тревоги. Последние могут возникнуть либо по причине самочувствия (что в этом триместре безосновательно), либо вследствие изменений условий жизни, в первую очередь социальных. Именно эти причины обнаруживаются при нарушении состояний самок высших приматов во втором триместре беременности. У человека же включается прогноз будущего, зависящий от отношения к беременности. Роль такого прогноза будущих событий в формировании устойчивого фона эмоционального состояния, в первую очередь отрицательного (тревоги), является отличительной чертой человека. Поэтому здесь особое значение имеет общее отношение к беременности, обобщенно определяемое как принятие или желанность. Именно в этих случаях состояние женщины во втором триместре беременности приближается к оптимальному. Особым моментом в этот период является возникновение шевеления ребенка и переживание женщиной этого шевеления. Устойчивые положительные ощущения от шевеления, с точки зрения материнских функций в развитии ребенка, безусловно должны расцениваться как эволюционно. Ожидаемые условия развития» [Е.А. Сергиенко]. Поэтому сам механизм возникновения этих ощущений и придания им положительно-эмоциональной окраски должен иметь специальное эволюционное обеспечение.

Третий триместр

1. Развитие нервной системы в последнем триместре характеризуется дифференциацией филогенетически новых зон коры, ростом ассоциативных систем мозга. Считается, что этот период сензитивен для образования индивидуальных особенностей нервной системы, психических особенностей ребенка и даже его способностей [И.А. Аршавский, Г.И. Поляков]. Данные F.J. De-Casper и других исследователей показали способность ребенка в последние месяцы внутриутробного развития формировать предпочтения к определенным видам звуковой стимуляции: голосу матери, биению ее сердца, характеристикам родного языка матери, более определенной стимуляцией: музыкальным и речевым фразам, целым мелодиям, стихам, сказкам. Исследования вкусовой чувствительности позволяют предположить, что избирательность к культурным особенностям пищевой сферы также возникает уже в этот период (А. Бертин).
2. Относительно структуры деятельности нет оснований предполагать какие – либо изменения по сравнению с предыдущим периодом, по крайней мере с точки зрения субъективного переживания потребностных состояний и возможностей организации своей активности для их изменения.
3. Функционирование развитого сенсорного аппарата и формирование ассоциативных систем мозга создают основу для образования устойчивого отношения к получаемой информации. На оснований реакций ребенка после рождения на внутриутробные стимулы (успокоение при контакте с матерью до удовлетворения физиологических потребностей, избирательное отношение к материнским стимулам, а также внутриутробным шумам) можно заключить, что у ребенка в конце пренатального периода формируются устойчивый сенсорный образ мира и антиципация его изменений. Образование интегративной антиципационной системы в когнитивной сфере, обеспечивающей адаптацию ребенка к постнатальной среде, экспериментально обоснованное на примере развития зрения по Е.А. Сергиенко, также подтверждает это положение. Такой сенсорный образ мира уже разделяется на основе субъективного опыта ребенка на стимуляцию, зависящую от его собственной активности, и независимо от нее существующую и изменяющуюся. Независимо от активности ребенка существующая сенсорная среда, которая сама по себе являлась «материалом» для развития его мозга, так как существовала до и помимо самого организма ребенка и не изменялась, а именно «осваивалась» развивающимся мозгом, приобретает значение существования мира вообще. Логично, что потеря этой стимуляции не вписывается в имеющиеся уже антиципационные схемы и служит причиной состояния эмоционального дискомфорта после рождения. В естественных условиях немедленное возвращение стимуляции от матери компенсирует этот дискомфорт. Это служит условием формирования потребности в восстановлении эмоционального комфорта как восстановления этого сенсорного мира. В пренатальном периоде нет разрыва с этой средой, поэтому говорить только о формировании потребности в эмоциональном комфорте, обеспечиваемым именно этой стимуляцией, преждевременно. Но, как было сказано выше, условия для потребности в стеническом состоянии и обеспечении необходимого уровня стимуляции уже есть. Так как уровень стимуляции уже регулируется с помощью собственной активности ребенка, «фоновый сенсорный мир» может s субъективном переживании уже разделяться с той стимуляцией, которая зависит от своей активности. Это дашь преддиспозиция для постнатального выделения стимуляции от матери, обеспечивающей состояние эмоционального комфорта! Однако благотворное влияние контакта с матерью на развитие недоношенных детей и избирательность к материнской стимуляции новорожденных позволяют предположить, что «сенсорный мир материнских стимулов» является основой для формирования потребности в эмоциональном комфорте и оформляется как отделенный от стимуляции от собственного организма к концу внутриутробного периода. Этот мир вполне определен не только в отношении характеристик самих стимулов, но и в отношении их изменяемости, то есть предсказуем, ведь именно этот мир составляет основу формирования; антиципационных схем. Таким образом, в отношении потребности в эмоциональном комфорте речь может идти об образовании стимульной основы объекта, необходимого для ее удовлетворения.
4. Основы развития переживания успеха-неуспеха в этот период связаны с дальнейшим установлением взаимосвязи с матерью на основе ее реакции на шевеление ребенка. Оформившийся в субъективном опыте ребенка «сенсорный мир материнских стимулов», представляющий собой основу будущего «внешнего населения», приобретает свойство подкреплять или не подкреплять переживания ребенка от своей собственной активности и субъективных переживаний, возникающих в результате соприкосновения со стенками матки, а позже тактильными и слуховыми ощущениями (от прикосновений матери и интонаций ее голоса). Это является аффективно-когнитивной основой антиципации поддержки или неподдержки своих состояний со стороны той части субъективного мира, которая не зависит от самого ребенка и при разделении после рождения «внутреннего и внешнего населения» и образования рабочей модели мира «Я - Другой» [Э, Эрик-сон, Д. Винникотт] перейдет на полюс «другой». Таким образом в отношении развития переживания успеха-неуспеха появляется основа тех структур, которые будут впоследствии включены в функции социума в формировании самооценки и мотивации достижений,
5. Функции матери на этом этапе состоят в естественном продолжении ее функций на предыдущем этапе. Особенностью является необходимость стабильных реакций матери на шевеление ребенка и ее «аккомпанементе» внешней стимуляции. Как показывают исследования пренатального обучения, для образования устойчивой, ответной реакции ребенка требуется длительная (4 - 6 недель) и одинаковая стимуляция от матери.
К концу беременности состояние женщины изменяется. Наряду с возрастанием страхов родов общей тревожности наблюдаются явное сужение интересов, акцентация на переживаниях и содержаниях любой деятельности, связанных с ребенком [P.M. Shereshewsky, L.J. Yarrow, В.И. Брутман, М.С. Радионова и др.]. Общее понижение всей активности к концу беременности затрагивает и эмоциональную сферу. В последние недели отмечается как бы эмоциональное отупение. Это защищает мать и ребенка от излишних стрессов, опасных в этот период, и вообще от лишних переживаний. Интересно, что если у человека отмечается возрастание тревожности, причем основной причиной оказывается ожидание неблагоприятных событий в родах и после них, то у высших приматов - повышение раздражительности по отношению к внешней стимуляции, в первую очередь в сфере общения. Такое состояние обеспечено физиологическими особенностями последней стадии беременности: общее расслабление костной и мышечной системы, понижение сензитивности к внешней стимуляции, резкое увеличение стимуляции от состояния организма, общая физическая усталость. Интерпретация этого состояния как тревоги связана исключительно с прогнозом будущих родов и должна рассматриваться как «приобретение» сознательного уровня развития. Адаптивные механизмы состояния конца беременности у животных обеспечивают меньший контакт с внешней средой и сородичами, уменьшают риск гиперстимуляции, опасной для преждевременных сокращений матки, а также способствуют нарастанию отрицательного отношения к взаимодействию с членами группы, что необходимо для возникновения агрессии к ним после родов (для защиты детеныша). Повышение активности в рамках комфортной сферы, связанное у некоторых млекопитающих и птиц с обустройством гнезда, не характерно для высших приматов, не строящих убежище для выращивания потомства. Однако появление сходного периода в третьем триместре беременности у женщин является очень интересным феноменом. Возможно, это способ «перевода» присущей приматам и другим групповым млекопитающим повышения раздражительности по отношению к членам группы в более приемлемое русло, так как у человека существует наравне с этим противоположная тенденция усиления зависимости женщины от членов сообщества, предполагающая, напротив, интенсификацию общения. Это можно рассматривать как Вариант «смещенной активности». Содержательная заполненность этого периода у человека характеризуется направлением активности на подготовку к послеродовому периоду. Традиционное оформление этой активности женщины будет рассмотрено в следующей главе.
Таким образом, функции матери в этот период Состоят в стабилизации ее положительного отношения к стимуляции от ребенка, ограничении внешней по отношению к интересам материнства жизни и опять же подчинении своим собственным состояниям.

Предыдущая:
Эмоциональное благополучие: Понятие эмоционального благополучия ребенка в психологии
Следующая:
Постнатальное развитие

Ключевые слова этой страницы: развитие ребенка раннем онтогенезе функции матери

развитие, ребенка, раннем, онтогенезе, функции, матери

{ Развитие ребенка в раннем онтогенезе и функции матери }

Транслитерация:

Razvitie rebenka v rannem ontogeneze i funkcii materi.

Prenatalnoe razvitie. Pervij trimestr.
1. Razvitie chuvstvitelnosti i nervnoj sistemi v etot period proishodit neobiknovenno intensivno. Osnovnie strukturi golovnogo mozga zakladivajutsja na 5-j nedele razvitija, morfofunkcionalnie osnovi visshih nervnih funkcij - v 7 - 8 nedel. S 6 do 8 nedeli proishodit obrazovanie centralnoj i perifericheskoj nervnoj sistemi, Eshe ranshe - s konca tretej nedeli - nachinaet bitsja serdce embriona Sintez gormonov nachinaetsja so vtorogo mesjaca, kogda zakladivajutsja i differencirujutsja perifericheskie organi endokrinnoj sistemi. Odnako svjazej mezhdu perifericheskimi i centralnimi otdelami endokrinnoj sistemi eshe net.
Razvitie organov chuvstv i pojavlenie chuvstvitelnosti takzhe otmechaetsja ochen rano. V 6 nedel nachinaet funkcionirovat vestibuljarnij apparat, v 7,5 nedeli otmechaetsja otvetnaja reakcija na prikosnovenie k kozhe v oblasti gub, a v 8 nedel pojavljaetsja kozhnaja chuvstvitelnost na vsej poverhnosti tela, i embrion reagiruet na prikosnovenie v ljuboj chasti tela. Eta reakcija predstavljaet soboj lokalnij otvet, bez generalizacii vozbuzhdenija. Obshaja generalizovannaja reakcija na prikosnovenija v forme otstranenija ot istochnika razdrazhenija voznikaet pozzhe. V 9 nedel pojavljajutsja vkusovie pochki na jazike, zaglativanie okoloplodnoj zhidkosti i popadanie ee v zheludok. V etom zhe vozraste funkcioniruet videlitelnaja sistema, obrazuetsja i videljaetsja mocha. V 10 nedel pojavljaetsja mishechnaja aktivnost, nabljudaetsja otkrivanie rta, a v 10,5 nedeli - sgibanie palcev ruk. V etom vozraste embrion aktivno peredvigaetsja v okoloplodnoj zhidkosti, prikasaetsja k stenke plodnogo puzirja, izmenjaet traektoriju svoego dvizhenija. V 11 – 12 nedel uzhe est hvatatelnij refleks, a v 13 - sosatelnij. Pri prikosnovenii svoego palca k oblasti rta razvivajushijsja rebenok zahvativaet ego rtom i soset
Takim obrazom, etot period v razvitii harakterizuetsja vozniknoveniem chuvstvitelnosti i sposobnosti perezhivat v subektivnih sostojanijah vnutrennjuju i vneshnjuju stimuljaciju Reguljacija pritoka stimuljacii v mozg nachinaetsja prakticheski eshe do obrazovanija pervih struktur mozga: bienie serdca ploda nachinaetsja znachitelno ranshe, s 21-go dnja. Samo vozniknovenie pervih struktur centralnoj i perifericheskoj nervnoj sistemi osushestvljaetsja na fone uzhe imejushejsja ritmicheskoj stimuljacii, kotoraja mozhet sluzhit materialom dlja pervogo pojavljajushegosja v ontogeneze analizatora - vestibuljarnogo. Nalichie v 7,5 nedeli otveta na kozhnoe razdrazhenie javljaetsja pokazatelem imenno kozhnoj chuvstvitelnosti. Nalichie subektivnih perezhivanij ot sejsmostimulov, vozbuzhdajushih vestibuljarnij apparat, do nastojashego vremeni ne stalo specialnim predmetom nauchnih issledovanij, po krajnej mere v otnoshenii ih predstavlennosti v subektivnom opite rebenka. Odnako izvestno, chto sejsmicheskaja chuvstvitelnost v forme sejsmotaksisa harakterna dlja samih rannih urovnej razvitija psihiki v filogeneze (prostejshie, nahodjashiesja na stadii elementarnoj sensornoj psihiki). Imenno pri issledovanijah etoj chuvstvitelnosti vijavleni elementarnie formi privikanija i obrazovanija vremennih svjazej u resnichnih infuzorij. Pojavlenie u rebenka javnoj chuvstvitelnosti v 7,5 nedeli - eto fakt nalichija, a ne momenta vozniknovenija oshushenija. Problema vozniknovenija subektivnogo perezhivanija, kotoroe javljaetsja vnutrennim kriteriem psihiki, i ee svjaz s chuvstvitelnostju, kak vneshnim virazheniem etogo fenomena, dostatochno slozhna i malo razrabotana otnositelno rannego ontogeneza rebenka. Odnako dlja videlenija materinskih funkcij vpolne dostatochno, chto vestibuljarnaja, kozhnaja, vkusovaja i proprioceptivnaja chuvstvitelnost voznikaet u rebenka zadolgo do togo, kak okonchatelno formiruetsja vsja nejrogumoralnaja osnova emocionalnoj reguljacii.
2-j, 3-j 4-j punkti na etom etape nuzhno rassmatrivat vzaimosvjazano. Voznikajushie formi chuvstvitelnosti obrazujut dostatochno bogatij, postojanno prisutstvujushij i diskretnij mir dlja subektivnih perezhivanij. Vidimo, net nikakih osnovanij dlja utverzhdenija o razdelenii v subektivnom opite rebenka na etom urovne razvitija «vneshnego i vnutrennego naselenija», to est raznogo po kachestvu perezhivanija vnutrennej i vneshnej stimuljacii i lokalizacii vneshnej stimuljacii vne sobstvennogo tela. Net dostatochnih osnovanij i dlja utverzhdenija o ego sposobnosti regulirovat za schet sobstvennoj aktivnosti uroven sensornoj stimuljacii. Poka rech mozhet idti tolko o nalichii stimuljacii, ee diskretnom haraktere, prichem kak ritmichnom, tak i ne podverzhennom zakonomernostjam pojavlenija i ischeznovenija. Pojavlenie reakcij otstranenija ot davlenija v oblasti tela i, naprotiv, priblizhenija, zahvata rtom i osushestvlenija sosatelnih dvizhenij na stimuljaciju oblasti rta pozvoljajut predpolozhit dva alternativnih subektivnih sostojanija, kotorie sluzhat osnovoj vozniknovenija v dalnejshem dvuh pervichnih emocionalnih sostojanij – udovolstvija i neudovolstvija. Nalichie podobnih sostojanij, obespechivajushih taksisnoe povedenie prostejshih zhivotnih dlja izbeganija otricatelnoj stimuljacii i dostizhenija i sohranenija polozhitelnoj v filogeneze, rassmatrivaetsja kak pojavlenie pervichnih sostojanii, analogichnih po funkcijam emocijam udovolstvija i neudovolstvija. I v otnoshenii prostejshih, ne obladajushih nervnoj sistemoj, i v otnoshenii pervih mesjacev embriogeneza govorit o subektivnom haraktere etih sostojanij odinakovo slozhno. Takim obrazom, etot period razvitija mozhno oharakterizovat kak pojavlenie stimuljacii, neobhodimoj dlja razvitija mozga i podderzhanija ego v stenicheskom sostojanii, i subektivnogo perezhivanija etoj stimuljacii. Intensivnost etoj stimuljacii dostatochno zhestko ogranichena uslovijami vnutriutrobnogo razvitija i osobennostjami fiziologicheskogo razvitija ploda. Na razvitie nervnoj sistemi v etot period okazivajut vlijanie biohimicheskie faktori, postupajushie neposredstvenno v krov rebenka iz krovi materi, to est ih nalichie ne perezhivaetsja subektivno, a tolko izmenjaet processi metabolizma i mogut oshushatsja tolko posledstvija ih vozdejstvija (izmenenie v funkcionirovanii fiziologicheskih sistem, vlijajushee na obshee sostojanie organizma; mozhet li plod subektivno perezhivat eti sostojanija v dannij period, opredelenno skazat nevozmozhno). Poetomu vpolne realno predpolozhit, chto kachestvo subektivnogo perezhivanija stimuljacii, vosprinimaemoj sensornimi sistemami, kotoroe nikak ne zavisit ot aktivnosti rebenka i povedenija materi, ne dolzhno bit diskomfortno (tak kak povedenie izbeganija po otnosheniju k nemu nevozmozhno). Znachit, imenno eto kachestvo i intensivnost stimuljacii, poskolku oni neobhodimi i dostatochni dlja razvitija mozga i podderzhanija ego urovnja vozbuzhdenija, «osvaivajutsja» razvivajushejsja nervnoj sistemoj, kak to kachestvo i intensivnost subektivnogo sostojanija, kotoroe v dalnejshem stanet «markerom» sostojanija, kotoroe nado imet i podderzhivat, to est somaticheskoj osnovoj stenicheskoj polozhitelnoj emocii. Kak izvestno, ej sootvetstvuet srednij uroven plotnosti nervnoj stimuljacii. Povishenie ego urovnja pri uvelichenii urovnja stimuljacii za schet vozniknovenija dopolnitelnoj stimuljacii ot kozhnoj chuvstvitelnosti poverhnosti tela, vozmozhno, vedet k previsheniju optimalnogo urovnja i stremleniju ego umenshit - otstraneniju ot prikosnovenija. Eta reakcija pojavljaetsja vtorichno, posle reakcii, polozhitelno napravlennoj k razdrazheniju - v oblasti rta. Evoljucionnaja neobhodimost razvitija polozhitelnoj emocionalnoj reakcii na akt cocanija i ee svjaz s pishevoj dominantoj obespechivajutsja rannim razvitiem vkusovoj chuvstvitelnosti i proprioceptivnoj v oblasti zheludka (zaglativanie okoloplodnoj zhidkosti s 9 nedel) na fone uzhe imejushejsja polozhitelnoj reakcii na taktilnoe prikosnovenie v oblasti rta. Pervie reakcii ot kozhnogo prikosnovenija eshe ne nosjat haraktera izbeganija. Odnako v estestvennih uslovijah vnutriutrobnogo razvitija eta stimuljacija mozhet voznikat tolko ot prikosnovenija okoloplodnoj zhidkosti, kotoraja postojanna i ne podverzhena eshe vozdejstviju ot sokrashenij matki, a takzhe ot soprikosnovenija chastej tela embriona. Eta stimuljacija po intensivnosti dostatochno odnorodna i takzhe ne zavisit ot aktivnosti rebenka i materi. Poetomu ona takzhe mozhet vhodit v razrjad toj, kotoraja sonet subektivnuju osnovu somaticheskogo perezhivanija optimalnogo sostojanija dlja razvitija mozga. Soprikosnovenie so stenkoj okoloplodnogo puzirja i izmenenie traektorii dvizhenija otmechaetsja s 10 nedel. Do etogo pri eksperimentalnom vozdejstvii, kotorogo ne voznikaet v estestvennih uslovijah, embrion projavljaet reakciju otstranenija. Takim obrazom, mozhno predpolozhit, chto intensivnost stimuljacii, po krajnej mere v kozhnoj chuvstvitelnosti, obretaet uroven, subektivnoe perezhivanie pri kotorom razdeljaetsja da polozhitelnoe i otricatelnoe. Vozmozhno, imenno s etim svjazano pojavlenie chuvstvitelnosti v oblasti rta ranshe, chem na ostalnoj poverhnosti tela: ved ee nado «perevodit» v mehanizm sosatelnogo refleksa, a on odnoznachno dolzhen obladat polozhitelnim emocionalnim perezhivaniem. Vsja ostalnaja kozhnaja chuvstvitelnost dolzhna priobresti sposobnost k differencirovannomu razlicheniju intensivnosti vozdejstvija, na otricatelnom poljuse kotorogo slishkom bolshaja intensivnost (bol), a na polozhitelnom poljuse - malaja intensivnost, sootvetstvujushaja nezhnomu prikosnoveniju. Intensivnost stimuljacii i ee rol v vozniknovenii polozhitelnoj i otricatelnoj okraski oshushenija podrobno proanalizirovani V. Vundtom i javljajutsja problemoj psihologii vosprijatija i psihologii emocij. Emocionalnie perezhivanija vseh perehodnih sostojanij - dlitelnaja i polnaja zagadok istorija razvitija kozhnoj i proprioceptivnoj chuvstvitelnosti do i posle rozhdenija. Takim obrazom, mozhno skazat, chto v pervom trimestre pojavljaetsja somaticheskaja osnova dlja perezhivanija polozhitelnogo emocionalnogo sostojanija, obespechivajushego optimalnij uroven vozbuzhdenija mozga, sootvetstvujushij v dalnejshem stenicheskim emocijam, i pojavlenija osnovi dlja otricatelnogo emocionalnogo sostojanija, neobhodimogo dlja reguljacii optimalnogo urovnja stimuljacii (umenshenija slishkom visokogo gradienta stimuljacii). Uvelichenie stimuljacija, esli ona slishkom mala, poka eshe nevozmozhno, tak kak dvigatelnaja aktivnost ne podchinjaetsja samostojatelnoj reguljacii, a vozbuzhdaetsja ot sejsmicheskoj stimuljacii serdechnih sokrashenij i peremeshenij ploda v plodnom puzire. Umenshenie zhe ee stanovitsja vozmozhnim s 10 nedel - izmenenie traektorii dvizhenija i prekrashenie stimuljacii ot prikosnovenija. Mozhno skazat, chto pervimi priznakami reguljacii urovnja stimuljacii v polozhitelnom napravlenii za schet dvizhenij ploda javljajutsja hvatatelnij i sosatelnij refleksi. Ih nalichie ne mozhet vizivat diskomforta, tak kak samo vozniknovenie etih refleksov prodlevaet stimuljaciju (uvelichivaet summarnuju intensivnost plotnosti nervnoj stimuljacii). Drugimi slovami, k koncu tretego mesjaca mozhno konstatirovat ne tolko raznoobraznie sensornie perezhivanija, no i emocionalnie, sluzhashie osnovoj razvitija emocij, soprovozhdajushih komfortnoe i diskomfortnoe sostojanie.
2. O strukture dejatelnosti na etom etape govorit ochen trudno, tak kak problematichno samo sushestvovanie dejatelnosti, poskolku dejatelnost v psihologii rassmatrivaetsja kak organizacija aktivnosti subekta dlja udovletvorenija potrebnosti i videljaetsja po kriteriju potrebnosti, dlja udovletvorenija kotoroj ona proizvoditsja. V rassmatrivaemij period proishodjat tolko formirovanija sostojanij i mehanizmov, kotorie budut obespechivat organizaciju takoj aktivnosti i samo perezhivanie naprjazhenija i udovletvorenija potrebnosti. Mozhno govorit tolko o vozniknovenii subektivnix perezhivanij, kotorie pozdnee vstrojatsja v potrebnosti vo vpechatlenijah i pishevuju, a takzhe ob osnovah emocionalnih sostojanij, kotorie budut soprovozhdat naprjazhenie i udovletvorenie potrebnosti. To est formirujutsja otdelnie komponenti kak sostojanij, tak i fiziologicheskih mehanizmov, ne vipolnjajushih eshe funkcij organizacii aktivnosti vsego subekta dlja izmenenija subektivnogo sostojanija. Odnako pojavlenie k 10 nedeljam reakcij, analogichnih taksisnomu povedeniju nizshih zhivotnih, pozvoljaet po krajnej mere dopustit, chto nachinajut svjazivatsja v edinuju triadu otricatelnoe sostojanie, polozhitelnoe i sushestvujushij mezhdu nimi vremennoj promezhutok, zapolnennij proprioceptivnoj stimuljaciej ot sobstvennogo dvizhenija. Vse eto po fenomenologii analogichno nizshemu urovnju elementarnoj sensornoj psihiki. Odnako nelzja zabivat, chto v filogeneze eto ustojchivaja organizacija, obespechivajushaja effektivnoe reshenie zadach samostojatelnoj zhiznedejatelnosti subekta, a u rebenka eto tolko etap v razvitii sovsem drugoj organizacii. Ego zadachi zhiznedejatelnosti sostojat v razvitii i reshajutsja za schet funkcionirovanija organizma materi. Takim obrazom, po analogii s videlennimi v evoljucii psihiki stadijami razvitija, mozhno nazvat etot period razvitija strukturi dejatelnosti elementarnim sensornim. Osobennostju subektivnogo perezhivanija javljaetsja perezhivanie vneshnej i vnutrennej stimuljacii kak izmenenie svoego subektivnogo sostojanija, orientacija na gradient intensivnosti stimuljacii dlja ee ocenki kak polozhitelnoj, tak i otricatelnoj. Izmenenie etogo gradienta sobstvennogo subektivnogo sostojanija perezhivaetsja kak to, chto nado sohranit i prodolzhit, ili to, chto nado umenshit ili uvelichit. Optimum sostojanija sootvetstvuet optimumu stimuljacii. Etot optimum i mozhno opredelit kak sostojanie komforta. Vsja «dejatelnost» sostoit v izmenenii aktivnosti, v rezultate kotoroj dostigaetsja etot optimum. Odnako, esli v filogeneze etot optimum geneticheski opredelen v forme taksisa, to v ontogeneze on «osvaivaetsja» razvivajushimsja mozgom na «materiale» imejushejsja vnutriutrobnoj stimulnoj sredi, Eta sreda fiksirovana v otnoshenii kachestvennih i kolichestvennih parametrov stimuljacii i mozhet bit ocenena kak evoljucionno ozhidaemaja sreda [E.A. Sergienko], prichem sovpadajushaja s granicami zhizni subekta i poetomu absoljutno odnoznachno obespechivajushaja razvitie vidotipichnih osobennostej nervnoj sistemi cheloveka. Kak izvestno, glavnoj osobennostju etogo razvitija javljaetsja formirovanie mozga v processe i na materiale postupajushej stimuljacii. Perezhivanie opredelennogo kachestva i intensivnosti svoego subektivnogo sostojanija i nadelenie ego statusom «udovolstvija» (poka v bolee obshej forme sostojanija komforta) i «neudovolstvija» (sostojanie diskomforta) formiruetsja takim zhe putem. Takim obrazom, etot period razvitija analogichen po subektivnim perezhivanijam nizshemu urovnju elementarnoj sensornoj psihiki, no razlichen v plane nalichija dejatelnosti kak celostnoj edinici zhiznedejatelnosti. V etom otnoshenii ego mozhno nazvat «dodejatelnostnim». Eto v korne otlichaetsja po logike razvitija ot filogeneza, gde samo subektivnoe perezhivanie voznikaet odnovremenno s vozniknoveniem dejatelnosti pri izmenenii formi subektno-obektnogo vzaimodejstvija i sluzhit dlja reguljacii etoj dejatelnosti. U rebenka eshe net vzaimodejstvija s v nesushestvujushim obektom, neobhodimim dlja udovletvorenija potrebnostej i sohranenija celostnosti subekta. Odnako neobhodimost pritoka stimuljacii dlja razvitija mozga javljaetsja nachalom obrazovanija potrebnosti vo vpechatlenijah, neadekvatnij uroven kotoroj, vo-pervih, vizivaet diskomfort, a vo-vtorih, pobuzhdaet subekta k aktivnosti dlja izmenenija etogo urovnja. Na samom dele govorit o subekte na etoj stadii razvitija bez dopolnitelnih kommentariev ochen trudno. Ne vdavajas v lozhnuju filosofskuju i psihologicheskuju problemu opredelenija subekta, pojasnim, chto subekt i organizm - ne tozhdestvenni. Subekt na rannej stadii razvitija, do pojavlenija obraza sebja, sushestvuet v forme i v moment subektivnogo perezhivanija. Na pervih etapah razvitija vsja stimuljacija perezhivaetsja kak izmenenie svoego sostojanija, i net raznici, gde istochnik etoj stimuljacii. Odnako svojstvo etoj stimuljacii izmenjatsja pri dvigatelnoj aktivnosti subekta delaet vozmozhnim rascenivat ee kak vneshnjuju pa otnosheniju k samomu subektu, kak obshemu subektivnomu perezhivaniju svoego sushestvovanija, bitija. Poetomu uzhe na etoj stadii razvitija mozhno govorit o sushestvovanii uslovij, kotorie subektu neobhodimo podderzhivat pri pomoshi svoej aktivnosti. Nikakie drugie nuzhdi ne podlezhat reguljacii so storoni aktivnosti rebenka: vse neobhodimoe postupaet s krovju materi. A vot stimuljaciju pojavljaetsja vozmozhnost ochen rano izmenjat za schet svoej, poka eshe neproizvolnoj, no vse zhe aktivnosti. Imenno poetomu potrebnost vo vpechatlenijah javljaetsja dejstvitelno pervoj nastojashej potrebnostju, i aktivnost rebenka, napravlennaja na reguljaciju etoj stimuljacii, mozhet bit rassmotrena kak elementarnaja forma dejatelnosti, v kotoroj est potrebnostnie sostojanija i ih subektivnoe perezhivanie kak naprjazhenie i udovletvorenie etoj potrebnosti. Pervaja takaja potrebnost mozhet bit oharakterizovana kak potrebnost v podderzhanii optimalnogo stenicheskogo sostojanija mozga, kotoroe samo javljaetsja fiziologicheskoj osnovoj potrebnosti vo vpechatlenijah. Pridanie sostojaniju udovletvorenija etoj potrebnosti statusa emocii udovolstvija proishodit eshe v pervij trimestr beremennosti. V dalnejshem ono preobrazuetsja v potrebnost v polozhitelnom (stenicheskom) emocionalnom sostojanii, kotoroe pervonachalno udovletvorjaetsja za schet pritoka vpechatlenij, a zatem v poluchenii sovershenno opredelennih stimulov, nailuchshim obrazom eto sostojanie obespechivajushih. Vkljuchenie v etot process materi proishodit pozzhe. Takim obrazom, mozhno govorit o differenciacii potrebnosti v obespechenii optimalnogo urovnja vozbuzhdenija v potrebnost vo vpechatlenijah i potrebnost v komfortnom emocionalnom sostojanii, kotorie pervonachalno bili dvumja sostavljajushimi odnoj potrebnosti. Sostojanie emocionalnogo komforta stanovitsja cennim kak takovoe. Dalnejshee razvitie na ego osnove emocii udovolstvija i ee perezhivanie pri udovletvorenii ljuboj potrebnosti svjazani s razvitiem nejrogumoralnih mehanizmov emocij. Somaticheskoe sostojanie, sootvetstvujushee emocionalnomu komfortu, takzhe priobretaet status potrebnostnogo sostojanija, chto vedet k obrazovaniju aktivnosti dlja ego dostizhenija i podderzhanija kak samostojatelnoj dejatelnosti. Takim obrazom, osnova dlja differenciacii potrebnosti vo vpechatlenijah i potrebnosti v emocionalnom komforte zakladivaetsja uzhe v pervom trimestre v processe differenciacii svoih subektivnih sostojanij i razvitija chuvstvitelnosti.
5. V rassmatrivaemij period razvitija funkcii materi prakticheski sovpadajut s funkcijami ee organizma. Uslovija vnutriutrobnogo razvitija zhestko fiksirovani, izmenenija v funkcionirovanii materinskogo organizma regulirujutsja gormonalnimi izmenenijami. Voznikajushie pri emocionalnih sostojanijah izmenenija ee povedenija i gormonalnogo fona materi eshe ne vosprinimajutsja plodom. Oni okazivajut objazatelnoe vozdejstvie na organizm materi i oposredovano - na fiziologicheskoe sostojanie ploda. Pervie 4 - 6 nedel ni fizicheskoe, ni emocionalnoe samochuvstvie materi ne izmenitsja. Ona ne znaet o svoej beremennosti ni na urovne soznanija, ni na urovne samochuvstvija. Imenno v etot period proishodit vozniknovenie chuvstvitelnosti u razvivajushegosja rebenka. Differenciacija subektivnogo perezhivanija stimuljacii kak polozhitelnoj i otricatelnoj k 10 nedeljam voznikaet pri taktilnoj stimuljacii, kotoraja nikak ne zavisit ot materi. V etot period u materi kak raz voznikajut pervie somaticheskie perezhivanija sostojanija beremennosti i izmenenija emocionalnogo sostojanija pod vozdejstviem gormonalnih perestroek. I to i drugoe vesma neblagoprijatno perezhivaetsja, prichem ne tolko chelovekom, no i visshimi primatami. Adaptivnoe znachenie emocionalnogo i fizicheskogo samochuvstvija sostoit v ogranichenii kontaktov s vneshnej sredoj, zashitoj ot popadanija v organizm materi vrednih dlja rebenka veshestv, vozmozhno, v ochishenii organizma ot shlakov za schet vinuzhdennoj dieti i posta, ogranichenii socialnih i polovih kontaktov (chto neobhodimo, tak kak silno ugneten immunitet), za schet obshego ponizhenija emocionalnogo sostojanija, razdrazhitelnosti, sonlivosti i t.p. Takoe dostatochno intensivnoe negativnoe sostojanie, odnako, nikak ne mozhet bit pomehoj razvitiju ploda. V etom otnoshenii evoljucionnie mehanizmi dostigajut optimalnogo balansa. Razvivajushijsja plod ne trebuet eshe bolshih energeticheskih zatrat ot materinskogo organizma, pritok stimuljacii dlja razvitija ego mozga dostatochen ot nalichija samoj sredi i razvivajushegosja organizma rebenka, nejrogumoralnaja osnova emocij eshe ne sformirovana i ne gotova vkljuchat v svoe funkcionirovanie gormonalnie izmenenija pri emocionalnih perezhivanijah materi. Mehanicheskie sokrashenija matki «ne dohodjat» do malenkogo, svobodno raspolagajushegosja v nej plodnogo puzirja. Drugimi slovami, esli mat perezhivaet svoe sostojanie prosto kak vremennoe nedomoganie, to rebenka eto prakticheski «ne kasaetsja». A poskolku eto nedomoganie samo reguliruet otnoshenija materi s vneshnim mirom, to ee funkcii sostojat v sledovanii etomu svoemu sostojaniju
Mnogochislennie issledovanija sostojanija zhenshini vo vremja beremennosti svidetelstvujut, chto virazhennost somaticheskih i emocionalnih perezhivanij v pervom trimestre sama po sebe ne vlijaet na uspeshnost beremennosti. Odnako emocionalnoe otnoshenie zhenshini k etim sostojanijam i ih kognitivnaja interpretacija silno zavisjat ot takogo faktora, kak prinjatie beremennosti (zhelannost beremennosti) Esli pervoe negativnoe otnoshenie k faktu beremennosti v techenie pervogo trimestra menjaetsja, to v dalnejshem eto ne skazivaetsja na razvitii rebenka. Odnako chashe vsego ono svjazano s dostatochno sereznimi lichnostnimi i socialnimi prichinami i okazivaet silnoe vlijanie na razvitie materinskogo chuvstva v dalnejshem, kogda perezhivanija materi uzhe nebezrazlichni dlja razvitija rebenka.
Drugimi prichinami narushenija techenija beremennosti javljajutsja silnie stressi ili ustojchivoe sostojanie trevogi u materi. Oni otricatelno dejstvujut na ee sobstvennoe fiziologicheskoe sostojanie i takim obrazom narushajut razvitie ploda za schet biohimicheskih vozdejstvij, naibolee opasnih v etot period, ili vizivajut abort vsledstvie sokrashenij matki pri silnom stresse. V prirodnih uslovijah takoe sostojanie materi mozhet voznikat vsledstvie sushestvennogo izmenenija fizicheskoj i socialnoj sredi, chto javljaetsja neblagoprijatnim usloviem dlja rozhdenija i vospitanija potomstva. S evoljucionnoj tochki zrenija podchinenie materi svoim sostojanijam i v etih sluchajah okazivaetsja adaptivnim. Osoznanie materju fakta beremennosti i ego posledstvij voznikaet tolko na dostatochno pozdnej stadii razvitija chelovechestva, kogda vse fiziologicheskie mehanizmi, obespechivajushie uspeshnost neosoznavaemoj beremennosti, uzhe polnostju stabilizirovani. Vo vseh kulturah fakt beremennosti rascenivaetsja kak polozhitelnij dlja obshestva. Poetomu i zhenshina dolzhna ego ocenivat tak zhe. Pojavlenie «nezhelannoj» dlja obshestva i zhenshini beremennosti takzhe dostatochno pozdnee, svjazannoe s ischeznoveniem matriarhata javlenie. Poetomu vse tradicionnie predstavlenija o povedenii i perezhivanii zhenshini v pervij period beremennosti (da i v ostalnie) orientirovani na prinjatie beremennosti i ocenke etogo fakta kak polozhitelnogo. Iskljuchenija («nezakonnaja beremennost») ne dolzhni narushat regulirujushuju rol prinjatih v dannoj kulture pravil povedenija beremennoj zhenshini. Poetomu vozmozhnij prognoz svoego sostojanija kak ugrozhajushego dalnejshemu blagopoluchiju, a ne prosto perezhivanie ego kak vremennogo nedomoganija, chto vozmozhno tolko pri nalichii soznanija, korrektiruetsja obshim polozhitelnim smislom etogo sostojanija kak sostojanija beremennosti. Takim obrazom, vozmozhnie posledstvija soznatelnoj interpretacii svoego sostojanija zhenshinoj ustranjajutsja pri pomoshi orientacii na obraz budushego rebenka i svjazannie s materinstvom polozhitelnie emocii. So storoni blizhajshego okruzhenija obespechivajutsja bolshaja zabota i vnimanie, snishoditelnost k sostojaniju i perezhivanijam budushej materi.
Mozhno skazat, chto funkcii materi v pervij iz analiziruemih periodov sostojat v podchinenii svoemu sostojaniju i ne interpretacii ego kak ugrozhajushego budushemu blagopoluchiju. Na dosoznatelnom urovne pervoe obespechivaetsja samoj fiziologiej beremennosti, a vtorogo prosto net. Na soznatelnom urovne vtoroe korrektiruetsja pri pomoshi norm i pravil povedenija, napravlennih na ustranenie otricatelnih posledstvij interpretacii svoih sostojanij i osoznanija beremennosti.

Vtoroj trimestr

1. Osnovnimi osobennostjami razvitija nervnoj sistemi v etot period, interesujushimi nas dlja videlenija materinskih funkcij, javljajutsja dve. Pervaja - eto strategicheskoe izmenenie razvitija mozga po sravneniju s ostalnimi primatami. S 16 nedel nachinaet formirovatsja specificheski chelovecheskaja prostranstvennaja organizacija mozga. Poskolku s etogo zhe vremeni otmechaetsja motornaja reakcija na zvuk, to vsja specificheski chelovecheskaja zvukovaja sreda (rechevaja) stanovitsja toj vneshnej stimuljaciej, kotoraja uchastvuet v razvitii anticipacionnih mehanizmov, neobhodimih rebenku dlja zhizni v chelovecheskom obshestve posle rozhdenija. K pjati mesjacam mozg funkcioniruet kak celostnaja sistema, v 20 - 22 nedeli spontannaja elektricheskaja aktivnost mozga uzhe mozhet bit zaregistrirovana s pomoshju sootvetstvujushej apparaturi.
Vtoroj osobennostju etogo trimestra javljajutsja formirovanie i funkcionirovanie nejrogumoralnoj sistemi. Na chetvertom mesjace gipofiz osushestvljaet sintez gormonov, i gipotalamus kontroliruet funkcii gipofiza K pjati mesjacam vkljuchajutsja korkovie strukturi i zamikajutsja nejroendokrinnie svjazi. Organizm rebenka ne tolko obespechivaet sobstvennuju gormonalnuju reguljaciju, no vkljuchaetsja v endokrinnuju sistemu materi (pri zabolevanii materi diabetom virabativaemij endokrinnoj sistemoj ploda insulin obespechivaet i rebenka, i mat). Takim obrazom, k pjati mesjacam centri udovolstvija-neudovolstvija, nahodjashiesja v gipotalamuse, vkljucheni v obshuju sistemu i poluchajut stimuljaciju kak ot somaticheskogo sostojanija samogo rebenka, tak i «naprjamuju» - ot postupajushih s krovju gormonov materi, obrazujushihsja pri ee sobstvennih emocionalnih sostojanijah. Izvestno, chto placentarnij barer ne propuskaet adrenalin, zato propuskaet endorfini i kateholamini. Poetomu rezkij vibros adrenalina, harakternij dlja stressovogo sostojanija, dejstvuet glavnim obrazom na mishci matki, vizivaja ih tonus. Eto oposredovanno vozdejstvuet na rebenka za schet izmenenija davlenija okoloplodnoj zhidkosti i krovosnabzhenija, tak kak pri sokrashenii tkanej matki suzhajutsja krovenosnie sosudi i umenshaetsja postuplenie krovi v pupovinu. Gormonalnie izmenenija v krovi materi pri perezhivanii trevogi ili radosti prjamo vozdejstvujut na gipotalamus rebenka. Poka eshe net dostatochnih eksperimentalnih dannih o tom, s kakoj intensivnostju perezhivaet etot pritok gormonov rebenok, hotja samomu etomu faktu udeljaetsja bolshoe vnimanie v nekotorih psihoanaliticheskih napravlenijah. Horosho izvestno iz akushersko-ginekologicheskoj i bitovoj praktiki, chto vo vtoroj polovine beremennosti rebenok reagiruet izmeneniem dvigatelnoj aktivnosti na emocionalnoe sostojanie materi. Sovremennie issledovanija prenatalnogo razvitija i psihologii beremennosti podtverzhdajut vozmozhnost perezhivanija rebenkom emocionalnogo sostojanija materi dvumja rjadami faktov. Vo-pervih, nachinaja s 22 nedel otmechajutsja adekvatnie dvigatelnie i emocionalno-virazitelnie reakcii rebenka na polozhitelnie i otricatelnie stimuli vo vkusovoj, taktilnoj, sluhovoj chuvstvitelnostjah, a s 26 - 28 nedel mimicheskoe virazhenie fundamentalnih emocij (radost, udivlenie, strah, gnev - po dannim vnutriutrobnih kino- i fotosemok i u prezhdevremenno rozhdennih detej [K. Izard, A.S. Batuev, A.I. Brusilovskij i dr.]). Vo-vtorih, na razvitie nervnoj sistemi i osobennostej emocionalnoj sferi rebenka okazivaet vlijanie emocionalnoe sostojanie materi imenno vo vtorom i tretem trimestrah, v pervuju ochered nalichie stressov, ustojchivogo sostojanija trevogi i depressivnih epizodov [P.M. Shereshefsky, L. J. Yarrow i dr.]. Vse eti dannie svidetelstvujut o tom, chto nervnaja sistema i nejrogumoralnie mehanizmi emocionalnoj reguljacii obespechivajut vozmozhnost emocionalnogo perezhivanija rebenkom svoih sostojanij i sostojanij materi.
Vse formi chuvstvitelnosti razviti uzhe k 16 nedeljam. V 14 nedel polnostju razviti vkusovaja, proprioceptivnaja, taktilnaja, vestibuljarnaja sistemi. V 16 nedel est vnutrennee uho i otmechaetsja motornaja reakcija na zvuk, rebenok slishit ne tolko zvuki, voznikajushie v organizme materi, no i iz vneshnej sredi. Zvukovaja sreda ploda neobiknovenno bogata: serdcebienie materi i shum krovi v sosudah (etot ritmichnij, slegka shurshashij zvuk neobiknovenno napominaet po ritmu i zvukovisotnim harakteristikam morskoj priboj), zvuki perestaltiki kishechnika, preobrazovannij kostnoj sistemoj i vodnoj vnutriutrobnoj sredoj golos materi. Vo vtoroj polovine beremennosti rebenok nahoditsja v postojannoj zvukovoj stimuljacii, prichem ochen intensivnoj. Uzhe v etom vozraste ego sluhovoj analizator viborochno reagiruet na visokie i nizkie zvuki: chuvstvitelnost k nizkochastotnim zvukam ponizhena, chto zashishaet rebenka ot giperstimuljacii vnutriutrobnoj sredi. CHuvstvitelnost k visokochastotnim zvukam, kotorie sootvetstvujut visotnim harakteristikam chelovecheskoj rechi, naprotiv, povishena. Issledovanija, opisannie A. Bertin, a takzhe drugie dannie o reakcijah rebenka vo vtoroj polovine beremennosti na muzikalnuju i druguju zvukovuju stimuljaciju posluzhili osnovoj dlja rekomendacij po organizacii «prenatalnogo vospitanija»: rekomenduetsja visokochastotnaja strukturirovannaja stimuljacija (melodichnaja pesennaja i klassicheskaja muzika). Vozmozhno, takaja izbiratelnost sozdaet preddispoziciju dlja predpochtenija rebenkom zvukovih harakteristik zhenskoj rechi.
Vnutriutrobno razvivaetsja i zritelnij analizator. V 16 nedel otmechaetsja dvizhenie glaz, v 17 - migatelnij refleks, s 26 nedel reakcija na rezkoe osveshenie stenki zhivota materi (zazhmurivanie, otvorachivanie golovi).
K seredine vnutriutrobnogo perioda horosho razvita dvigatelnaja aktivnost. Sformirovani nekotorie refleksi, sosatelnij refleks predstavlen uzhe v forme celostnoj sensomotornoj koordinacii. V 18 nedel rebenok perebiraet rukami pupovinu, szhimaet i razzhimaet palci ruk, dotragivaetsja do lica, a chut pozzhe dazhe zakrivaet lico rukami pri neprijatnih zvukovih stimulah. Generalizovannij otvet v forme reakcii udalenija ili priblizhenija na taktilnoe razdrazhenie otmechaetsja s 3 - 4 mesjacev. Nabljudenija za reakcijami rebenka s pomoshju UZI, vnutriutrobnoj semki, samootcheti materej svidetelstvujut, chto primerno s 20 nedel rebenok ne tolko reagiruet na prikosnovenie ruk materi (poglazhivanie, legkoe pohlopivanie, prizhimanie ladoni k zhivotu), no i sposoben vkljuchat takoe vozdejstvie v svoi dvigatelnie reakcii. Posle neskolkih nedel «obuchenija» rebenok otvechaet na taktilnuju stimuljaciju opredelennogo tipa (ritmicheskoe pohlopivanie v opredelennoj chasti zhivota) dvizheniem, neposredstvenno napravlennim v ruku materi. S 24 - 26 nedel vozmozhno obuchit ego otvetu na kompleksnij razdrazhitel: propevanie materju muzikalnoj frazi i taktilnoe vozdejstvie. Etot sposob, vvedennij datskim vrachom Francem Veldmanom, poluchil nazvanie «metoda gaptonomii» i ispolzuetsja v praktike «prenatalnogo obuchenija» dlja nalazhivanija vzaimodejstvija materi s rebenkom. Dannie, poluchennie v pilotazhnom issledovanii, provedennom s beremennimi zhenshinami-studentkami v ramkah diplomnih rabot pod rukovodstvom avtora, pozvolili ustanovit, chto s pomoshju takogo kontakta mat mozhet ne tolko vizvat rebenka na kontakt, no i uspokoit ego (pri rezkoj vneshnej stimuljacii, pod vozdejstviem kotoroj rebenok vedet sebja nespokojno). Takie materi ochen tonko razlichajut harakter dvigatelnoj aktivnosti rebenka i bezoshibochno opredeljajut ego emocionalnoe sostojanie. V odnom takom issledovanii mama «nauchila» rebenka k 7 mesjacam otvechat postukivaniem v svoju ladon snachala na propevanie melodii, soprovozhdaemoj otbivaniem rukoj takta, a zatem tolko na odin iz etih stimulov, kotorij ona ispolzovala kak dlja iniciacii kontakta, tak i dlja uspokoenija rebenka pri neobhodimosti. Horosho izvestno, chto beremennie zhenshini aktivno ispolzujut poglazhivanie zhivota i «ugovarivanie» rebenka, esli schitajut, chto on vedet sebja nespokojno. Obichno materi ne analizirujut specialno harakter dvigatelnoj aktivnosti rebenka i svoe sostojanie pri etom, no pri eksperimentalnoj postanovke takoj zadachi dostatochno chetko opisivajut i harakter shevelenija rebenka, i svoi perezhivanija pri etom (sobstvennie dannie avtora).
Dostizhenija poslednih desjatiletij po virashivaniju prezhdevremenno rodivshihsja detej nachinaja s 22 nedel svidetelstvujut, chto s etogo perioda rebenok mozhet uspeshno razvivatsja vne organizma materi, vse formi chuvstvitelnosti i emocionalnogo perezhivanija stimuljacii u nego uzhe sformirovani. Izvestno, chto do vozniknovenija specialnih tehnologij virashivanija nedonoshennih detej vne kontakta s materju rodivshiesja prezhdevremenno zhiznesposobnie deti (a etot vozrast nachinalsja primerno s 7 mesjacev) schitalis poluchivshimi «rannij biostart» i stanovjashimisja vposledstvii zachastuju bolee sposobnimi, chem ih vovremja rodivshiesja sverstniki. Sovremennie issledovanija nedonoshennih detej, naprotiv, svidetelstvujut o znachitelnih problemah v ih razvitii. V poslednee vremja eto stali svjazivat s rannej separaciej ot materi, prinjatoj v praktike virashivanija nedonoshennih. Eto posluzhilo osnovaniem dlja vvedenija objazatelnogo kontakta takih detej s materju (ili drugim vzroslim), chto znachitelno povishaet uspeshnost ih razvitija.
2. Po razvitiju strukturi dejatelnosti mozhno oharakterizovat etot period kak «sensornij» (po analogii s sootvetstvujushej stadiej razvitija psihiki v filogeneze). Teper po subektivnomu perezhivaniju i organizacii dvigatelnoj aktivnosti oni dejstvitelno podobni. Rebenok orientiruetsja na svoi subektivnie perezhivanija i pri pomoshi svoej dvigatelnoj aktivnosti reguliruet intensivnost postupajushej stimuljacii: zaglativaet bolshe okoloplodnoj zhidkosti ili menshe v zavisimosti ot ee vkusa (sladkaja ili gorkaja), otvorachivaetsja ot istochnika neprijatnogo zvuka s sootvetstvushej grimasoj neudovolstvija, virazheniem straha ili priblizhaetsja i otvechaet dvigatelnoj reakciej (prikosnovenie) na prikosnovenie materi i zvuk ee golosa, po-raznomu reagiruet na intensivnost i stil dvigatelnoj aktivnosti materi. Vidimo, rebenok mozhet vpolne uspeshno regulirovat obshee kolichestvo stimuljacii, neobhodimoe dlja podderzhanija nervnoj sistemi v opredelennom sostojanii vozbuzhdenija. Ego dvigatelnaja aktivnost povishaetsja, esli mat nedostatochno aktivna (osobenno v vechernie chasi pered snom materi). Mozhet li rebenok v etot period, da i voobshe do konca vnutriutrobnogo perioda, perezhivat stimuljaciju v kakih-libo sensornih sistemah ne kak svoe sostojanie, a kak vne ego sushestvujushuju, skazat nevozmozhno. Po krajnej mere, v etom otnoshenii rech mozhet idti tolko o taktilnoj chuvstvitelnosti. Skoree vsego mozhno govorit o vozniknovenii lokalizacii oshushenij na opredelennih uchastkah tela, chto vpolne realno imenno dlja vkusovoj, kozhnoj i proprioceptivnoj chuvstvitelnosti. No esli vkusovaja chuvstvitelnost v dannom sluchae ohvativaet vsju ploshad perifericheskogo konca analizatora, to v kozhnoj i proprioceptivnoj chuvstvitelnosti vozmozhna lokalizacija razdrazhenija po mestu i zanimaemoj ploshadi. Ob etom svidetelstvujut vpolne adekvatnie dvigatelnie reakcii chastej tela rebenka v otvet na razdrazhenie: stimuljacija «nelokalizovannaja» (sluhovaja, sejsmicheskaja, ot emocionalnogo sostojanija materi) vizivaet izmenenie obshej dvigatelnoj aktivnosti, a stimuljacija taktilnaja - vpolne differencirovannij otvet, vplot do tochnoj orientacii dvizhenija (otvetnoe prikosnovenie k ruke materi, oshupivanie pupovini, sosanie palca ili kulachka). Prodolzhaja analogiju s filogenezom, mozhno sravnit etot period razvitija s visshim urovnem sensornoj stadii, kogda pojavljaetsja differencirovannoe oshushenie ot poverhnosti tela i lokalizovannij dvigatelnij otvet na eto razdrazhenie (naprimer, u dozhdevogo chervja). Ploshad razdrazhennogo uchastka i kompleksnost taktilnogo analizatora dajut vozmozhnost analizirovat ne odno kachestvo razdrazhitelja, a ih sovokupnost (strukturu poverhnosti, uprugost, neskolko pozdnee temperaturu i dr.) Eto takzhe javljaetsja otlichitelnoj chertoj visshego urovnja sensornoj stadii psihiki v filogeneze (orientacija na sovokupnost svojstv sredi).
3. V razvitii emocionalnih perezhivanij komforta i poluchaemih ot sobstvennoj aktivnosti rezultatov proishodit sereznoe izmenenie Sposobnost rebenka za schet izmenenija svoej dvigatelnoj aktivnosti regulirovat uroven stimuljacii pozvoljaet predpolozhit, chto sostojanie emocionalnogo komforta, sootvetstvujushee optimalnomu urovnju, stimuljacii dlja podderzhanija urovnja vozbuzhdenija nervnoj sistemi, perehodit v status potrebnosti. Odnovremenno voznikaet «informacionnoe obespechenie» obekta dejatelnosti, udovletvorjajushego etu potrebnost. Postojannoe prisutstvie stimuljacii ot organizma materi, vosprinimaemoe sensornimi sistemami i uzhe «osvoennoe» razvivajushimsja mozgom kak obespechivajushee neobhodimij uroven vozbuzhdenija, predstavleno teper ustojchivimi stimulami, znakomimi i postojanno prisutstvujushimi, kotorie i obespechivajut chuvstvo emocionalnogo komforta. K nim pribavljaetsja stimuljacija ot sobstvennoj aktivnosti. Kogda est dopolnitelnij k «fonovomu» pritok stimuljacii, rebenok projavljaet menshe aktivnosti, podderzhivaja nekotorij ee uroven za schet opredelennogo urovnja svoej aktivnosti. Pri nedostatke etoj «dopolnitelnoj» stimuljacii ot materi on povishaet svoju sobstvennuju aktivnost. Vidimo, ochen rano v «fonovuju» stimuljaciju, pomimo stimulov ot materi, vhodit perezhivanie ot svoih sostojanij (proprioceptivnie, kozhnie, vkusovie i t.p.). Ego izmenenie pri dvigatelnoj aktivnosti rebenka takzhe est u nego postojanno i obrazuet osnovu potrebnosti v dvigatelnoj aktivnosti, etu stimuljaciju dostavljajushuju. Potrebnost v dvizhenii videljaetsja v kachestve odnoj iz bazovih potrebnostej rebenka L. I. Bozhovich, K. Rodzhersom, A. Maslou i dr.
Poskolku rebenok vosprinimaet emocionalnoe sostojanie materi neposredstvenno i mozhet obrazovivat nekotoruju svjaz mezhdu povedeniem materi i ee emocionalnim sostojaniem, realno predpolozhit, chto uzhe vo vtorom trimestre est osnova dlja obedinenija perezhivanij ot izmenenija ee ritma dvizhenij, golosa, serdcebienija i t.p. i neposredstvenno gormonalnogo fona, proishodjashih pri ee emocionalnih perezhivanijah. Zdes rech dolzhna idti ne o processah nauchenija, a ob obrazovanii affektivno-kognitivnih kompleksov, sostavljajushih psihofiziologicheskuju osnovu emocionalnoj okraski oshushenij. Takoe predpolozhenie sootvetstvuet sovremennim vzgljadam na sistemogenez mozga, a takzhe teorii senzitivnih periodov i sootvetstvii evoljucionno ozhidaemih uslovij razvitija adaptivnim zadacham etogo razvitija [E.A. Sergienko]. Po krajnej mere, izbiratelnost po otnosheniju k stimuljacii, obespechivajushej vozniknovenie sootvetstvujushih emocionalnih sostojanij, podkreplennih kak sobstvennim perezhivaniem komforta, tak i gormonami materi, vpolne realna i podtverzhdaetsja blagotvornim vlijaniem na rebenka posle rozhdenija stimulov, «znakomih» po vnutriutrobnoj srede. Takim obrazom, mozhno govorit ob obespechenii potrebnostej vo vpechatlenii, emocionalnom komforte i dvigatelnoj aktivnosti potrebnostnimi sostojanijami naprjazhenija i udovletvorenija i vkljuchenija v nih «srednego zvena» - sobstvennoj aktivnosti rebenka, prichem ne prosto kak fakt aktivnosti, a organizovannoj i dostigajushej svoej celi - izmenenija i podderzhanija svoego sostojanija opredelennogo kachestva. V etom otnoshenii interesnimi javljajutsja dannie po vnutriutrobnomu razvitiju bliznecov [cit. po E.A. Sergienko i dr.]. U nih obnaruzheni vnutriutrobnie tendencii k agressii i affektam, kotorie podtverzhdajutsja v postnatalnom razvitii. Odin iz bliznecov mozhet ugnetat razvitie drugogo, prichem ne tolko za schet bolee intensivnogo rosta, no i harakterom emocionalnogo vzaimodejstvija s nim. Naprimer, pri vzaimodejstvii chlenov trojni dvoe iz nih mogut izolirovat i ignorirovat tretego. U bliznecov otmechaetsja ogranichenie dvigatelnoj aktivnosti, osobenno vo vtoroj polovine beremennosti, chto rassmatrivaetsja kak sensornaja deprivacija (v proprioceptivnoj chuvstvitelnosti), otricatelno vlijajushaja na razvitie nejronnih struktur mozga.
4. Vozmozhnost izmenjat svoe subektivnoe sostojanie za schet dvigatelnoj aktivnosti i perezhivanie pri etom sootvetstvujushih emocij mogut rassmatrivatsja kak nachalo formirovanija psihofiziologicheskih mehanizmov budushih perezhivanij uspeha-neuspeha dostizhenija celej. Nachalo vzaimodejstvija s materju i perezhivanie ee emocionalnih sostojanij, prichem uzhe ne amorfno, kak fona, a opredelenno, v sootvetstvii s izmeneniem svoej dvigatelnoj aktivnosti i poluchaemim ot soprikosnovenija so stenkami matki oshushenijami, pozvoljaet govorit ob obrazovanii affektivno-kognitivnogo obespechenija perezhivanija rezultatov svoej aktivnosti i vkljuchenii v etu sistemu harakternih izmenenij materinskoj stimuljacii. Mozhno skazat, chto na etom etape razvitija perezhivanie komforta-diskomforta zakrepljaetsja na perezhivanii rezultatov svoej aktivnosti i odnovremenno «prinimaet» na etot konec «akkompanement» ot sostojanija materi. Eto samoe nachalo toj strukturi, kotoraja stanet perezhivaniem podderzhki izvne (ot sredi, kotoraja poka - organizm materi, posle rozhdenija stanet samoj materju, a eshe pozzhe - vneshnim mirom voobshe) svoej aktivnosti, garmonichnim sobstvennim perezhivanijam svoej rezultativnosti ili disgarmonichnim (nepodderzhivajushim). Ochen smelo govorit na etom urovne o nachale formirovanija soderzhanija subektivnogo opita, kotorij stanet osnovoj kachestva privjazannosti, a tem bolee stilja motivacii dostizhenij. Odnako psihofiziologicheskie osnovi etogo razvitija zdes mogut bit obnaruzheni.
5. V etom periode funkcii materi uzhe bolee konkretni. Oni opredeljajutsja ne tolko perezhivaniem svoego fizicheskogo sostojanija, no i reakcijami na shevelenie rebenka. CHuvstvitelnost rebenka k emocionalnomu sostojaniju materi i ee obshej aktivnosti prekrasno sovpadaet s samochuvstviem zhenshini vo vtorom trimestre. On schitaetsja naibolee komfortnim dlja nee kak fizicheski, tak i emocionalno. Fizicheskoe sostojanie stabiliziruetsja, samochuvstvie obichno horoshee, bodroe, neprijatnih oshushenij net. Emocionalnaja sfera otlichaetsja nalichiem ustojchivogo fonovogo pripodnjatogo nastroenija i povisheniem labilnosti i impulsivnosti. Eto pozvoljaet bistro perehodit ot odnogo sostojanija v drugoe, glavnim obrazom - iz otricatelnogo emocionalnogo sostojanija k ustojchivomu fonovomu polozhitelnomu. Esli ranshe predpolagalos, chto zhenshina v period beremennosti dolzhna ispitivat tolko polozhitelnie emocii, to teper schitaetsja, chto polozhitelnim dolzhno bit obshee nastroenie, a kratkovremennie otricatelnie emocii neobhodimi dlja polnocennogo razvitija rebenka. Ih intensivnost i prodolzhitelnost korrektiruetsja za schet ukazannih osobennostej emocionalnogo sostojanija beremennoj. Orientacija na sostojanie rebenka obespechivaet svoevremennoe vkljuchenie «podkrepljajushej polozhitelnoj stimuljacii» pri stressovih perezhivanijah materi [A. Bertin]. Kak vidno iz analiza razvitija rebenka, eto sootvetstvuet logike ego razvitija. Takim obrazom, funkcii materi sostojat v tom, chtobi radovatsja zhizni i proishodjashim v ee organizme sobitijam (v pervuju ochered dvizhenijam rebenka), no ne «vikljuchatsja» iz vneshnej zhizni. Odnako eta vneshnjaja dejstvitelnost ne predpolagaet sereznih sobitij, provocirujushih ustojchivoe sostojanie diskomforta i trevogi. Poslednie mogut vozniknut libo po prichine samochuvstvija (chto v etom trimestre bezosnovatelno), libo vsledstvie izmenenij uslovij zhizni, v pervuju ochered socialnih. Imenno eti prichini obnaruzhivajutsja pri narushenii sostojanij samok visshih primatov vo vtorom trimestre beremennosti. U cheloveka zhe vkljuchaetsja prognoz budushego, zavisjashij ot otnoshenija k beremennosti. Rol takogo prognoza budushih sobitij v formirovanii ustojchivogo fona emocionalnogo sostojanija, v pervuju ochered otricatelnogo (trevogi), javljaetsja otlichitelnoj chertoj cheloveka. Poetomu zdes osoboe znachenie imeet obshee otnoshenie k beremennosti, obobshenno opredeljaemoe kak prinjatie ili zhelannost. Imenno v etih sluchajah sostojanie zhenshini vo vtorom trimestre beremennosti priblizhaetsja k optimalnomu. Osobim momentom v etot period javljaetsja vozniknovenie shevelenija rebenka i perezhivanie zhenshinoj etogo shevelenija. Ustojchivie polozhitelnie oshushenija ot shevelenija, s tochki zrenija materinskih funkcij v razvitii rebenka, bezuslovno dolzhni rascenivatsja kak evoljucionno. Ozhidaemie uslovija razvitija» [E.A. Sergienko]. Poetomu sam mehanizm vozniknovenija etih oshushenij i pridanija im polozhitelno-emocionalnoj okraski dolzhen imet specialnoe evoljucionnoe obespechenie.

Tretij trimestr

1. Razvitie nervnoj sistemi v poslednem trimestre harakterizuetsja differenciaciej filogeneticheski novih zon kori, rostom associativnih sistem mozga. Schitaetsja, chto etot period senzitiven dlja obrazovanija individualnih osobennostej nervnoj sistemi, psihicheskih osobennostej rebenka i dazhe ego sposobnostej [I.A. Arshavskij, G.I. Poljakov]. Dannie F.J. De-Casper i drugih issledovatelej pokazali sposobnost rebenka v poslednie mesjaci vnutriutrobnogo razvitija formirovat predpochtenija k opredelennim vidam zvukovoj stimuljacii: golosu materi, bieniju ee serdca, harakteristikam rodnogo jazika materi, bolee opredelennoj stimuljaciej: muzikalnim i rechevim frazam, celim melodijam, stiham, skazkam. Issledovanija vkusovoj chuvstvitelnosti pozvoljajut predpolozhit, chto izbiratelnost k kulturnim osobennostjam pishevoj sferi takzhe voznikaet uzhe v etot period (A. Bertin).
2. Otnositelno strukturi dejatelnosti net osnovanij predpolagat kakie – libo izmenenija po sravneniju s predidushim periodom, po krajnej mere s tochki zrenija subektivnogo perezhivanija potrebnostnih sostojanij i vozmozhnostej organizacii svoej aktivnosti dlja ih izmenenija.
3. Funkcionirovanie razvitogo sensornogo apparata i formirovanie associativnih sistem mozga sozdajut osnovu dlja obrazovanija ustojchivogo otnoshenija k poluchaemoj informacii. Na osnovanij reakcij rebenka posle rozhdenija na vnutriutrobnie stimuli (uspokoenie pri kontakte s materju do udovletvorenija fiziologicheskih potrebnostej, izbiratelnoe otnoshenie k materinskim stimulam, a takzhe vnutriutrobnim shumam) mozhno zakljuchit, chto u rebenka v konce prenatalnogo perioda formirujutsja ustojchivij sensornij obraz mira i anticipacija ego izmenenij. Obrazovanie integrativnoj anticipacionnoj sistemi v kognitivnoj sfere, obespechivajushej adaptaciju rebenka k postnatalnoj srede, eksperimentalno obosnovannoe na primere razvitija zrenija po E.A. Sergienko, takzhe podtverzhdaet eto polozhenie. Takoj sensornij obraz mira uzhe razdeljaetsja na osnove subektivnogo opita rebenka na stimuljaciju, zavisjashuju ot ego sobstvennoj aktivnosti, i nezavisimo ot nee sushestvujushuju i izmenjajushujusja. Nezavisimo ot aktivnosti rebenka sushestvujushaja sensornaja sreda, kotoraja sama po sebe javljalas «materialom» dlja razvitija ego mozga, tak kak sushestvovala do i pomimo samogo organizma rebenka i ne izmenjalas, a imenno «osvaivalas» razvivajushimsja mozgom, priobretaet znachenie sushestvovanija mira voobshe. Logichno, chto poterja etoj stimuljacii ne vpisivaetsja v imejushiesja uzhe anticipacionnie shemi i sluzhit prichinoj sostojanija emocionalnogo diskomforta posle rozhdenija. V estestvennih uslovijah nemedlennoe vozvrashenie stimuljacii ot materi kompensiruet etot diskomfort. Eto sluzhit usloviem formirovanija potrebnosti v vosstanovlenii emocionalnogo komforta kak vosstanovlenija etogo sensornogo mira. V prenatalnom periode net razriva s etoj sredoj, poetomu govorit tolko o formirovanii potrebnosti v emocionalnom komforte, obespechivaemim imenno etoj stimuljaciej, prezhdevremenno. No, kak bilo skazano vishe, uslovija dlja potrebnosti v stenicheskom sostojanii i obespechenii neobhodimogo urovnja stimuljacii uzhe est. Tak kak uroven stimuljacii uzhe reguliruetsja s pomoshju sobstvennoj aktivnosti rebenka, «fonovij sensornij mir» mozhet s subektivnom perezhivanii uzhe razdeljatsja s toj stimuljaciej, kotoraja zavisit ot svoej aktivnosti. Eto dash preddispozicija dlja postnatalnogo videlenija stimuljacii ot materi, obespechivajushej sostojanie emocionalnogo komforta! Odnako blagotvornoe vlijanie kontakta s materju na razvitie nedonoshennih detej i izbiratelnost k materinskoj stimuljacii novorozhdennih pozvoljajut predpolozhit, chto «sensornij mir materinskih stimulov» javljaetsja osnovoj dlja formirovanija potrebnosti v emocionalnom komforte i oformljaetsja kak otdelennij ot stimuljacii ot sobstvennogo organizma k koncu vnutriutrobnogo perioda. Etot mir vpolne opredelen ne tolko v otnoshenii harakteristik samih stimulov, no i v otnoshenii ih izmenjaemosti, to est predskazuem, ved imenno etot mir sostavljaet osnovu formirovanija; anticipacionnih shem. Takim obrazom, v otnoshenii potrebnosti v emocionalnom komforte rech mozhet idti ob obrazovanii stimulnoj osnovi obekta, neobhodimogo dlja ee udovletvorenija.
4. Osnovi razvitija perezhivanija uspeha-neuspeha v etot period svjazani s dalnejshim ustanovleniem vzaimosvjazi s materju na osnove ee reakcii na shevelenie rebenka. Oformivshijsja v subektivnom opite rebenka «sensornij mir materinskih stimulov», predstavljajushij soboj osnovu budushego «vneshnego naselenija», priobretaet svojstvo podkrepljat ili ne podkrepljat perezhivanija rebenka ot svoej sobstvennoj aktivnosti i subektivnih perezhivanij, voznikajushih v rezultate soprikosnovenija so stenkami matki, a pozzhe taktilnimi i sluhovimi oshushenijami (ot prikosnovenij materi i intonacij ee golosa). Eto javljaetsja affektivno-kognitivnoj osnovoj anticipacii podderzhki ili nepodderzhki svoih sostojanij so storoni toj chasti subektivnogo mira, kotoraja ne zavisit ot samogo rebenka i pri razdelenii posle rozhdenija «vnutrennego i vneshnego naselenija» i obrazovanija rabochej modeli mira «JA - Drugoj» [E, Erik-son, D. Vinnikott] perejdet na poljus «drugoj». Takim obrazom v otnoshenii razvitija perezhivanija uspeha-neuspeha pojavljaetsja osnova teh struktur, kotorie budut vposledstvii vkljucheni v funkcii sociuma v formirovanii samoocenki i motivacii dostizhenij,
5. Funkcii materi na etom etape sostojat v estestvennom prodolzhenii ee funkcij na predidushem etape. Osobennostju javljaetsja neobhodimost stabilnih reakcij materi na shevelenie rebenka i ee «akkompanemente» vneshnej stimuljacii. Kak pokazivajut issledovanija prenatalnogo obuchenija, dlja obrazovanija ustojchivoj, otvetnoj reakcii rebenka trebuetsja dlitelnaja (4 - 6 nedel) i odinakovaja stimuljacija ot materi.
K koncu beremennosti sostojanie zhenshini izmenjaetsja. Narjadu s vozrastaniem strahov rodov obshej trevozhnosti nabljudajutsja javnoe suzhenie interesov, akcentacija na perezhivanijah i soderzhanijah ljuboj dejatelnosti, svjazannih s rebenkom [P.M. Shereshewsky, L.J. Yarrow, V.I. Brutman, M.S. Radionova i dr.]. Obshee ponizhenie vsej aktivnosti k koncu beremennosti zatragivaet i emocionalnuju sferu. V poslednie nedeli otmechaetsja kak bi emocionalnoe otupenie. Eto zashishaet mat i rebenka ot izlishnih stressov, opasnih v etot period, i voobshe ot lishnih perezhivanij. Interesno, chto esli u cheloveka otmechaetsja vozrastanie trevozhnosti, prichem osnovnoj prichinoj okazivaetsja ozhidanie neblagoprijatnih sobitij v rodah i posle nih, to u visshih primatov - povishenie razdrazhitelnosti po otnosheniju k vneshnej stimuljacii, v pervuju ochered v sfere obshenija. Takoe sostojanie obespecheno fiziologicheskimi osobennostjami poslednej stadii beremennosti: obshee rasslablenie kostnoj i mishechnoj sistemi, ponizhenie senzitivnosti k vneshnej stimuljacii, rezkoe uvelichenie stimuljacii ot sostojanija organizma, obshaja fizicheskaja ustalost. Interpretacija etogo sostojanija kak trevogi svjazana iskljuchitelno s prognozom budushih rodov i dolzhna rassmatrivatsja kak «priobretenie» soznatelnogo urovnja razvitija. Adaptivnie mehanizmi sostojanija konca beremennosti u zhivotnih obespechivajut menshij kontakt s vneshnej sredoj i sorodichami, umenshajut risk giperstimuljacii, opasnoj dlja prezhdevremennih sokrashenij matki, a takzhe sposobstvujut narastaniju otricatelnogo otnoshenija k vzaimodejstviju s chlenami gruppi, chto neobhodimo dlja vozniknovenija agressii k nim posle rodov (dlja zashiti detenisha). Povishenie aktivnosti v ramkah komfortnoj sferi, svjazannoe u nekotorih mlekopitajushih i ptic s obustrojstvom gnezda, ne harakterno dlja visshih primatov, ne strojashih ubezhishe dlja virashivanija potomstva. Odnako pojavlenie shodnogo perioda v tretem trimestre beremennosti u zhenshin javljaetsja ochen interesnim fenomenom. Vozmozhno, eto sposob «perevoda» prisushej primatam i drugim gruppovim mlekopitajushim povishenija razdrazhitelnosti po otnosheniju k chlenam gruppi v bolee priemlemoe ruslo, tak kak u cheloveka sushestvuet naravne s etim protivopolozhnaja tendencija usilenija zavisimosti zhenshini ot chlenov soobshestva, predpolagajushaja, naprotiv, intensifikaciju obshenija. Eto mozhno rassmatrivat kak Variant «smeshennoj aktivnosti». Soderzhatelnaja zapolnennost etogo perioda u cheloveka harakterizuetsja napravleniem aktivnosti na podgotovku k poslerodovomu periodu. Tradicionnoe oformlenie etoj aktivnosti zhenshini budet rassmotreno v sledujushej glave.
Takim obrazom, funkcii materi v etot period Sostojat v stabilizacii ee polozhitelnogo otnoshenija k stimuljacii ot rebenka, ogranichenii vneshnej po otnosheniju k interesam materinstva zhizni i opjat zhe podchinenii svoim sobstvennim sostojanijam.

§§ РАЗВИТИЕ РЕБЕНКА В РАННЕМ ОНТОГЕНЕЗЕ И ФУНКЦИИ МАТЕРИ

Скачать: развитие, ребенка, раннем, онтогенезе, функции, матери.doc || Скачать: развитие, ребенка, раннем, онтогенезе, функции, матери.mp3

Страница сгенерирована за 0.373986 секунд

{ вернуться в начало } { главная }

Твоя Йога. Твоя Йога