НЕПРЕРЫВНАЯ ПРАКТИКА ДЗА-ДЗЭН К ЭТОМУ ВРЕМЕНИ УЖЕ ОЧИСТИЛА УМ УЧЕНИКА ОТ СОРА И МУТИ, И ТЕПЕРЬ ОН МОЖЕТ БРОСИТЬ В НЕГО КОАН, КАК КАМЕШЕК В ВОДУ, И КАК БЫ СО СТОРОНЫ НАБЛЮДАТЬ, ЧТО ЕГО УМ С ЭТИМ КОАНОМ ДЕЛАЕТ

непрерывная, практика, дзэн, этому, времени, очистила, ученика, сора, мути, теперь, может, бросить, него, коан, камешек, воду, стороны, наблюдать, этим, коаном, делает

Непрерывная практика дза-дзэн к этому времени уже очистила ум ученика от сора и мути, и теперь он может бросить в него коан, как камешек в воду, и как бы со стороны наблюдать, что его ум с этим коаном делает. Когда он разрешает очередной коан, роши требует от него, чтобы он привел стихотворение из Дзэнрин Кюсю, выражающее его суть. Для этого используются и другие книги, покойный Сокей-ан Сасаки, живший в Соединенных Штатах, находил, что прекрасным пособием для этой цели может служить Алиса в стране чудес. Обучение продвигается, основополагающие коаны сменяются вспомогательными, которые выявят все оттенки смысла первых; они позволят ученику активно и во всех подробностях ознакомиться с различными сторонами буддийского мировосприятия и представят всю совокупность этих взглядов так, что учение войдет в его плоть и кровь. Таким путем ученик научится мгновенно и без малейших колебаний по-дзэнски реагировать на ситуации каждодневной жизни.

Заключительная группа коанов относится к “Пяти классам” (го-и) – схеме отношений между относительным и абсолютным знанием, между вещами-событиями (ши) и основополагающим принципом (ли). Создателем этой схемы был Дун-шань (806-869), но но возникла она в результате контактов Дзэн с японской школой Хуа-яня (Ке-гон). Доктрина “Пяти классов” тесно связана с учением о четырех царствах Дхармадхату.

Классы часто представляются в виде пяти типов взаимоотношений между господином и слугой или хозяином и гостем. Эти образы воплощают соответственно основополагающий принцип и вещь-событие. Вот они:

1. Господин сверху взирает на слугу.

2. Слуга снизу взирает на господина.

3. Господин.

4. Слуга.

5. Господин и слуга беседуют друг с другом.

Первые четыре позиции соответствуют четырем Дхармадхату школы Хуа-яня, хотя это соотношение и является более сложными. Пятая позиция соотнесена с “естественностью”. Иначе говоря, универсум или Дхармадхату можно рассматривать с различных, равно оправданных точек зрения – как множественное, как единое, как одновременно единое и множественное. Но в конечном счете Дзэн не принимает ни одну из этих точек зрения, хотя оставляет за собой свободу выбирать любую позицию в зависимости от обстоятельств. Как говорил Линь-чжи:

Иногда я убираю человека (то есть субъект), но не убираю обстоятельств (то есть объект). Иногда я убираю обстоятельства, но не убираю человека. Иногда я убираю и человека, и обстоятельства. Иногда я не убираю ни человека, ни обстоятельств. {5-1:4, с. 3-4}.

А иногда, мог бы он добавить, я просто не делаю ничего особенного (у-ши).

Обучение коану завершается, когда достигнута полная естественность свободного поведения в обоих мирах – абсолютном и относительном. Но так как эта свобода не та, что противостоит конвенциональному порядку, а скорее та, что “удерживает мир” (локасамграха), – заключительной стадией обучения является изучение правил Дзэн для светской и монашеской жизни. Как сказал когда-то Юнь-мэн: “В таком огромном мире – зачем слушаться звонков и и одевать ритуальный наряд?” {11-16}. На это можно ответить словами другого наставника, сказанными, правда, в совсем иных обстоятельствах, но вполне подходящими здесь: “Если в этом есть хоть какой-нибудь смысл, можете отрубить мне голову!”. Ибо нравственный акт является глубоко нравственным только тогда, когда он свободен, не мотивирован принудительно ни разумом, ни необходимостью. Таково же в своем глубочайшем значении христианское учение свободной воли, по которому действовать “в союзе с Богом” – значит действовать не под влиянием страха или гордыни, не в надежде на вознаграждение, но из необоснованной любви к “неподвижному движителю”.

Можно сказать, что система коана содержит некоторые опасные тенденции и недостатки. Но это легко сказать о любом деле, ибо испортить можно все. Коан – техника изысканно сложная и весьма формализованная, поэтому в нее легко проникает притворство и искусственность. Но это же происходит и с самой простой техникой, например, с методом Банкея, называемым “методом не-метода”. И он может превратиться в фетиш. Важно, однако, помнить о тех сторонах, которые легко поддаются излечению, – и таких, как представляется в обучении при помощи коана – две.

Первая опасность – в настойчивом подчеркивании того, что коан является “единственным способом” истинной реализации Дзэн. Естественно напрашивается вывод, что кроме и сверх опыта пробуждения Дзэн является ничем иным как методом овладения буддизмом, который и есть коан. Но в таком случае школа Сото не принадлежит Дзэн, и вообще Дзэн нет нигде в мире, кроме как в одной определенной традиции, воплощенной в традиции Риндзай. При таком понимании Дзэн лишается своей универсальности и становится столь же экзотическим и культурно обусловленным явлением, как драма Но или китайская каллиграфия. С точки зрения Запада такой Дзэн интересен лишь поклонникам “Ниппона”, романтикам, которые любят играть в “японщину”. Не то чтобы в этом романтизме-содержалось что-нибудь порочное; ведь не существует такой вещи, как “чистая” культура, и заимствование стиля жизни других народов всегда обогащает и разнообразит жизнь. Но Дзэн все-таки есть нечто гораздо большее, чем культурный изыск.

Вторая, и более серьезная, ошибка может возникнуть из связи и противопоставления сатори с сильно развитым “чувством сомнения”, которое сознательно культивируют некоторые приверженцы коана. Но это значит – поощрять дуалистическое сатори. Говорить, что глубина сатори прямо пропорциональна интенсивности поисков и усилий, ему предшествующих, значит путать саптори с его чисто эмоциональными последствиями. Иными словами, если человеку хочется ощутить восхитительную легкость при ходьбе, всегда можно добиться этого, если походить в обуви со свинцовой прокладкой – а затем ее вынуть. Ощущение облегчения, несомненно, будет прямо пропорционально сроку ношения этой обуви и весу свинца. Это равноценно испытанному приему религиозных проповедников – ривайвилистов, которые создают у своих подопечных глубокий духовно-эмоциональный подъем тем, что сначала внушают им мучительное чувство греховности, а затем снимают его с помощью веры в Иисуса Христа. Но “подъемы” эти длятся недолго, и именно о такого рода “сатори” Юнь-фэн говорил: “Монах, обладающий сатори, летит прямо в ад, как пущенная стрела”.

Пробуждение почти всегда обязательно сопровождается чувством облегчения, потому что оно кладет конец вошедшим в привычку судорожным психологическим усилиям уловить ум с помощью ума, что, в свою очередь, еще более развивало “эго” со всеми его комплексами и самоутверждением. Со временем чувство облегчения выветривается – но пробуждение не исчезает, если только вы не спутали его с чувством облегчения и не пытались эксплуатировать его, впадая в экстаз. Пробуждение, таким образом, может и не быть экстатическим и вызывать ощущение сильного эмоционального освобождения лишь вначале. Само по себе оно – просто прекращение искусственного и неразумного пользования умом. Вне и сверх этого оно есть у-ши, то есть “ничего особенного”, поскольку высшее содержание пробуждения никогда не может быть каким-то особым объектом знания или опыта. Буддийская доктрина “Четырех невидимок” утверждает, что Пустота (шунья) для Будды – то же самое, что вода – для рыбы, воздух – для человека, природа вещей – для заблуждающегося; она – вне концепций.

Нужно понять, что то, чем мы являемся в сокровенной глубине и существе своем, никогда не станет отчетливым объектом знания. Что бы мы ни познавали – жизнь и смерть, свет и тьму, твердое и пустое – все это будут лишь относительные аспекты чего-то столь же непостижимого, как, скажем, цвет пространства. Пробуждение заключается не в том, чтобы узнать, что такое реальность. Как говорится в стихотворении Дзэнрина:

Подобно бабочкам,
которые слетаются на только что распустившийся цветок,
Бодхидхарма говорит: “Я не знаю”.

Предыдущая:
Наставники Дзэн – вполне человеческие существа
Следующая:
Мироощущению Дзэн ближе всего был каллиграфический стиль живописи – обычно это был рисунок и под ним стихотворение, выполненные черной тушью на шелке или бумаге

{ йога } { астрал } { магия } { чакры } { гадания } { гороскопы } { фэн-шуй } { сонники } { эзотерика } { лечение } { пирамиды } { мантры } { медитация } { гипноз } { предсказания } { психология }

непрерывная, практика, дзэн, этому, времени, очистила, ученика, сора, мути, теперь, может, бросить, него, коан, камешек, воду, стороны, наблюдать, этим, коаном, делает

§§ НЕПРЕРЫВНАЯ ПРАКТИКА ДЗА-ДЗЭН К ЭТОМУ ВРЕМЕНИ УЖЕ ОЧИСТИЛА УМ УЧЕНИКА ОТ СОРА И МУТИ, И ТЕПЕРЬ ОН МОЖЕТ БРОСИТЬ В НЕГО КОАН, КАК КАМЕШЕК В ВОДУ, И КАК БЫ СО СТОРОНЫ НАБЛЮДАТЬ, ЧТО ЕГО УМ С ЭТИМ КОАНОМ ДЕЛАЕТ

Скачать: непрерывная, практика, дзэн, этому, времени, очистила, ученика, сора, мути, теперь, может, бросить, него, коан, камешек, воду, стороны, наблюдать, этим, коаном, делает.doc || Скачать: непрерывная, практика, дзэн, этому, времени, очистила, ученика, сора, мути, теперь, может, бросить, него, коан, камешек, воду, стороны, наблюдать, этим, коаном, делает.mp3

Страница сгенерирована за 0.001259 секунд

{ вернуться в начало } { главная }

Твоя Йога. Твоя Йога ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека