БАСЁ, ВОСТОЧНАЯ ПОЭЗИЯ

восточная, поэзия

Басё, восточная поэзия. Басё писал свои хайку самым простым разговорным языком, и поэтому, естественно, избегал изысканных и сугубо ученых выражений. Он создал стиль, позволивший обыкновенным людям стать поэтами. Его современник Банкей сделал то же по отношению к Дзэн, ибо, как сказано в одном из стихотворений дока Иккю:

Все, что противоречит
Уму и воле обыкновенных людей,
Нарушает человеческие законы
И Закон Будды. {17}

Это высказывание в духе Нань Цзюаня, который говорил: “Ум обыкновенного человека и есть Дао”. Здесь слово “обыкновенный” скорее обозначает “чисто человеческий”, чем просто “вульгарный”. Именно поэтому семнадцатый век явился свидетелем популярности атмосферы Дзэн в Японии, охватившей всех, начиная от монахов и самураев и кончая крестьянами и ремесленниками.

Подлинное настроение хайку “выдает себя” в одном стихотворении Басё, которое, однако, говорит чуть-чуть больше, чем положено истинному хайку:

Как благороден тот,
Кто не скажет при вспышке молнии
“Вот она – наша жизнь!”. {105}.

Ибо хайку видит жизнь в ее “таковости”, без пояснений, – мировосприятие, которое по-японски называется соно-мама – “так как есть”, или “просто так”.

Сорняки на рисовом поле
Вырваны и лежат просто так –
Удобрение!

В Дзэн человек не обладает иным умом, кроме того, каким он сейчас знает и видит – и это почти выражено в хайку Гочики:

Долгая ночь.
Звук воды говорит
О чем я думаю.

Или с еще большей непосредственностью:

Звезды, в пруду.
Снова зимний ливень
поднял рябь на воде.

В стихах хайку и вака, может быть, яснее, чем в живописи, выступает тонкое различие между четырьмя типами настроения: саби, ваби, аваре юген. Тихое и трепетное одиночество саби ясно выражено в стихотворении:

На голой ветке
Уселся ворон.
Осенний вечер. {105}

Менее очевидно, и потому более глубоко оно в таком хайку:

Вечерний ветерок,
Укутывает водой
Ноги цапли.

Или:

В темном лесу
Упала с ветки ягода –
Всплеск воды.

Саби – это одиночество в буддийском смысле слова как непривязанность и способность видеть, что все происходит “само собой”, в чудесной спонтанности. С этим настроением связано чувство глубокого, бесконечного покоя, которое вызывает, например, длительный снегопад, мягко окутывающий все звуки, слой за слоем.

Падает снег.
Непостижимое, беспредельное
Одиночество.

Ваби, неожиданное узнавание все той же “таковости” в самых обыденных явлениях, и особенно в момент, когда честолюбивые надежды вдруг заволокло мраком неизвестности. Оно выражается так:

Калитка в кустарнике.
И вместо замка –
Улитка.

Дятел долбит
Все в том же месте.
День на исходе.

Пусто зимой,
По кадке с водою
Ходят воробьи.

Аваре – это не совсем печаль и не совсем ностальгия в обычном смысле тоски по невозвратному былому. Это эхо того, что прошло и когда-то было мило, этот тот резонанс, который возникает от звуков хора под сводами храма, но без которого он был бы пуст.

Никто не живет у заставы Фуга.
Деревянный навес – и тот развалился.
Все, что осталось, – осенний ветер.

Вечерний туман,
Думы о прошедшем.
Как оно далеко!

Аваре – это переходный момент, когда быстротечность жизни воспринимается еще с грустью и сомнением, но уже и как форма Великой Пустоты:

Ручей прячется
В травах
Уходящей осени.

Падают листья,
Ложатся один на другой.
Дождь стучит по дождю.

Переход уже готов завершиться, поэт готов “достигнуть того берега” в хайку Иссы, написанном на смерть его маленького сына.

Этот мир как росинка.
Просто капля росы,
И все же – и все же...{105}

Юген, который содержит в себе некую тайну, описать трудней всего, так что пусть стихи говорят сами за себя.

Море темнеет.
Голоса диких уток
Слабо белеют.

Жаворонок.
Упала сверху нота –
И ничего не осталось.

В густом тумане
О чем перекликаются
Гора и лодка?

Прыжок форели.
Облака проплывают
В зеркале ручья.

И еще один пример югена, на этот раз из стихотворений Дзэнрина:

Ветер стих – цветы все падают.
Крик птицы – все глубже молчание гор.

Поскольку обучение Дзэн по меньшей мере с XV века включало постоянное использование китайских двустиший, появление хайку не вызывает удивления. Влияние Дзэн открыто проявляется и в хайку Моритаке, которое является “югеном наоборот”. Дзэнрин содержит такое двустишие:

Зеркало, разбитое вдребезги, уже не отразит ничего;
Упавший цветок едва ли вернется на ветку.

А Моритаке спрашивает:

Упавший цветок
Вернулся на ветку?
Это бабочка.

Говоря о Дзэн и поэзии, нельзя не упомянуть дзэнского монаха школы Сото, отшельника Рёкана (1748-1831). Часто думают, что святой – это человек, чье чистосердечие вызывает неприязнь окружающих. Рёкан в этом отношении исключение – это святой, которого все любили, может быть, потому, что он был как ребенок, – скорее естественный, чем добрый. Может показаться, что любовь японцев к природе весьма сентиментальна, ибо направлена на такие явления природы, которые “приятны” и “красивы” – бабочки, цветы фруктовых деревьев, осеннюю луну, хризантемы и старые сосны. Но Рёкан – поэт и вшей и блох, и сам-то он до костей промок под холодным дождем.

На горе У-дай облака – дымящийся рис.
Перед древним храмом Будды
собаки орошают небесный свод.

А сколько существует хайку, подобных такому, например, стихотворению Иссы:

Рот, щелкнувший блоху,
Произнес:
Наму Амида Бутсу!

В дождливые дни
Монах Рёкан
Грустит о себе.

Его взгляд на “природу” глубоко целостен:

Скрежет ножа
По сковороде сливается
С голосами древесных лягушек.

В каком-то смысле Рёкан – это японский Святой Франциск, хотя его религиозность выражена менее очевидно. Это бродяга-дурачок, который самозабвенно отдается детским играм, живет в лесу в одинокой хижине с протекающей крышей, где стены увешаны стихами, начертанными его восхитительно неразборчивым паутинным почерком, столь ценимым знатоками японской каллиграфии. О вшах на груди своей он размышляет как о насекомых в траве, и выражает всевозможные естественные человеческие чувства – печаль, одиночество, недоумение или жалость – ничуть не стыдясь и нисколько не гордясь ими. Даже ограбленный он остается богатым, ибо

Вор
Не прихватил ее с собой –
Луну в окошке.

А когда у него нет денег, –

Ветер наносит
Палые листья. Хватит
Развести костер.

Когда жизнь пуста по отношению к прошлому и бесцельна по отношению к будущему, вакуум заполняется настоящим – тем настоящим, которое, как правило, в обычной жизни сводится до волосяной линии, до доли секунды, когда ничего и не успевает произойти. Ощущение бесконечно разросшегося настоящего нигде не бывает столь сильным, как в тя-но-ю, чайной церемонии. Строго говоря, это слово обозначает нечто вроде “чай с горячей водой”. Но одной этой церемонией Дзэн так сильно повлиял на японский уклад, что тядзин, “чайный человек”, стал законодателем вкуса во многих искусствах, так или иначе связанных с тя-но-ю: таких, как архитектура, керамика, работа по металлу и лаку и искусство букета (икэбана).

С тех пор, как чайная церемония вошла в общепринятый комплекс образования молодых девиц, тя-но-ю обросло массой сентиментальной чепухи и ассоциируется теперь с парчовыми куколками, сидящими в залитых лунным светом комнатах и судорожно пытающимися имитировать изысканные чувства наслаждения фарфором или веткой вишни. Но в своей аскетической простоте, например, в школе Сошу Сэн, чайная церемония является подлинным выражением Дзэн, и необходимыми атрибутами для нее являются только чашка, чай и горячая вода. Если и этого нет, тя-до (“путь чая”) может практиковаться везде и с чем угодно, ибо, по существу, это то же самое, что и Дзэн.

Предыдущая:
My Цзи и Лян Кай создали множество портретов патриархов Дзэн и наставников, изображая их большей частью как одинаковых безумцев, которые то хмурятся, то что-то кричат, куда-то бредут и хохочут над гонимыми ветром листьями
Следующая:
Если христианство – это вино, а ислам – кофе, то буддизм – это, конечно, чай

{ йога } { астрал } { магия } { чакры } { гадания } { гороскопы } { фэн-шуй } { сонники } { эзотерика } { лечение } { пирамиды } { мантры } { медитация } { гипноз } { предсказания } { психология }

восточная, поэзия

§§ БАСЎ, ВОСТОЧНАЯ ПОЭЗИЯ

Скачать: восточная, поэзия.doc || Скачать: восточная, поэзия.mp3

Страница сгенерирована за 0.001566 секунд

{ вернуться в начало } { главная }

Твоя Йога. Твоя Йога ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека